Таймень, фото, Икра тайменя фото.

Содержание
  1. Внешний вид
  2. Размножение и продолжительность жизни
  3. Поведение и питание
  4. Фото икра тайменя
  5. Рыбалка на тайменя в якутии.
  6. Таймень: состав, польза и свойства тайменя, таймень в кулинарии.
  7. Рыба таймень: состав и польза. Как готовят таймень. Женский.
  8. Таймень, фото.
  9. Сибирский таймень (hucho hucho). Статьи на сайте nordural. Ru.
  10. Икра тайменя фото
  11. Как живёт таймень-рыба
  12. Характеристика вида
  13. Галерея: рыба таймень (25 фото)
  14. Таймень мечет икру (видео)
  15. Географические места обитания
  16. Питание и образ жизни
  17. Хариус и таймень (видео)
  18. Как размножается
  19. Проблемы тайменей
  20. Икра тайменя фото
  21. Большой амударьинский лжелопатонос (Pseudoscaphirhynchus kaufmanni)
  22. Погода и рыбы
  23. Таймень обыкновенный (Hucho taimen) (2)
  24. Таймень обыкновенный (Hucho taimen)

Относится таймень к семейству лососевые. Среди своих «родственников» он считается самым крупным. Обитает на огромной территории от Урала до Дальнего Востока и Якутии. Живёт во всех великих сибирских реках и их бассейнах. Нет его разве только в Колыме и Индигирке. Южная граница ареала обитания охватывает Амур, Забайкалье и северные районы Монголии. Это такие реки как Уссури, Аргунь, Онон, Селенга. А на севере представителей вида хорошо знают в районах, прилегающих к Обской губе. Енисей, Нижняя и Подкаменная Тунгуска, Лена — также исконные вотчины этой большой рыбы. Пока не было плотин и водохранилищ, тайменя ловили даже в Волге. В неё он попадал из Камы. А вот солёную воду данная популяция не любит. Поэтому в прибрежных морских водах рыба не встречается.

Внешний вид

Тело у рыбы имеет идеальную обтекаемость и покрыто сверху мелкой чешуёй. Форма головы сплюснутая, пасть большая, в ней имеются острые зубы, загнутые концами внутрь. Хвост сильный. Окраска варьируется в зависимости от районов обитания. Спина в основном тёмно-коричневая с зеленоватым оттенком. Бока светло-коричневые, брюхо грязно-белое. Общий однотонный фон разбавляют россыпи тёмных пятен. Плавники тёмно-красные или багряные. У молодых рыб наблюдаются поперечные тёмные полосы. В период размножения этот представитель лососевых меняет окрас. Он становится более ярким и отливает красновато-медным цветом.

Размеры рыбы впечатляют. Она может достигать в длину 1,5-2 метра при весе 60-70 кг. Но чтобы дорасти до таких размеров, нужно прожить соответствующее количество лет. Представители вида растут всю жизнь, а она не всегда бывает длинной. Самый крупный таймень был пойман в Енисее. Его длина составляла 210 см при весе 105 кг. Но это исключение. Чтобы набрать 45 кг, рыбе нужно прожить 55 лет. Обычные же размеры 7-летних особей составляют 60-70 см при весе 2,5-4 кг. Поймать 10 кг рыбу очень сложно. А больший вес — это уже штучный товар.

Размножение и продолжительность жизни

Репродуктивный возраст наступает при длине тела 55-65 см. Ранней весной рыбы устремляются в верховья рек. При этом они упорно преодолевает любые препятствия. Нерест проходи в мае-июне. Самка роет на речном дне яму глубиной до 50 см. В неё икра и откладывается. Икринки крупные и доходят в диаметре до 5-5,5 мм. В одной кладке обычно от 10 до 15 тысяч икринок.

Инкубационный период продолжается от 28 до 40 дней. Всё зависит от температуры воды. По окончанию нереста рыбы покидают мелководье и уходят вниз к местам нагула. Представляют они собой омуты, ямы и плесы. В этих местах представители вида находятся до осени. Продолжительность жизни тайменя составляет 30 лет, но живут так долго единицы. Основная масса рыб дотягивает лишь до 15-18 лет.

Поведение и питание

Живёт рыба в реках и озёрах. Молодняк объединяется в небольшие группы. Взрослые особи плавают по одиночке, очень редко образуют пары. Активны эти лососевые в прохладной воде. Если она тёплая, то рыбы становятся вялыми. Самый активный период — сентябрь. В это время идёт набор веса вплоть до ледостава.

Таймень — прирождённый хищник. Его даже называют «водяным тигром». Рацион питания состоит в основном из рыбы. Это елец, окунь, пескарь, хариус, плотва и другая речная живность. Достаётся также птицам, мышам, белкам, ондатрам, если они неосмотрительно оказываются в воде. Но мелким зверькам опасно даже находиться возле воды. Зубастый хищник может достать грызуна и на суше, вынырнув неожиданно из глубины.

Данный вид никогда не являлся промысловой рыбой. Ловили его во все времена лишь рыболовы. Но они так постарались, что популяция практически исчезла из западных районов обитания. В других районах также наблюдается снижение численности. В Башкирии и Коми этот вид лососевых занесён в Красную книгу.

Держится рыба обычно у дна. Утром и вечером кормится у поверхности воды. В зимний период кучкуется в заливах подо льдом. В качестве насадки обычно используется мышь. Но зверьков уже никто не ловит, так как полно искусственных. Причём ночью нужно использовать тёмную мышь, а днём светлую. Ловля также осуществляется на живца, воблеры, джиговые приманки. Мелкий таймень охотно клюёт на червя.

Хватает добычу рыба по-разному. Может ударить приманку хвостом, а иногда заглатывает и уходит на глубину. Срывается часто, так как заглатывает плохо или обрывает леску во время вываживания. Добычу нужно как можно скорее подводить к берегу и вытаскивать за заднюю часть багром, чтобы нанести минимум травм телу.

Фото икра тайменя

Рыбалка на тайменя в якутии.

Таймень: состав, польза и свойства тайменя, таймень в кулинарии.

Рыба таймень: состав и польза. Как готовят таймень. Женский.

Таймень, фото.

Сибирский таймень (hucho hucho). Статьи на сайте nordural. Ru.

Фото Икра Тайменя

Спасение тайменя реки лозьва.

Пример общественной инициативы развития спортивно-любительского рыболовства и сохранения реки. Подготовка проекта почему выбрано культурное рыбное хозяйство? Организация охраны участка р. Лозьва, принадлежащего крх организация спортивно-любительской рыбалки и рыболовного туризма сохранение и восстановление численности лососевых рыб любительское рыболовство сегодня — одно из самых массовых увлечений, динамично развивающееся, вовлекающее все большие слои населения. Это спорт и отдых, туризм и любимое хобби одновременно. Причина популярности любительского рыболовства — рост благосостояния людей, при котором ловля рыбы рассматривается сегодня не как способ добычи пропитания, а прежде всего как творческий, познавательный процесс общения человека с природой. За рубежом применяется термин «рекреационное рыболовство» паук бродяга фото. Под рекреационным (от лат. Recreatio — восстановление) рыболовством понимается рыбная ловля, имеющая целью отдых на водоеме и трофей в виде небольшого улова, добываемого посредством разрешенных для такой рыбалки орудий лова.

Термин «рекреационное рыболовство» наиболее полно отвечает современным принципам любительского рыболовства. Подготовка проекта. Культурное рыбное хозяйство любительского и спортивного рыболовства на р. Лозьва — единственное в россии. Перед принятием решения о его создании инициативная группа в составе уральских рыболовов, экологов и ихтиологов на собственные средства в течение двух лет изучала биологию местных видов рыб. Были определены ареалы тайменя и хариуса, миграционные пути. Это и определило протяженность закрепленного участка — 200 км верхнего участка реки, включая притоки. В ходе экспедиций предстала печальная картина. Практически бесконтрольная удаленная территория, брошенные поселки с разваливающимися домами — бывшие зоны, разбитые дороги, сожженные мосты и «махровое» браконьерство.

Основной урон поголовью хариуса и тайменя наносится весной во время нерестового хода сетевым ловом и осенью — неводами. Летом значительное количество молоди тайменя и хариуса вылавливается приезжими рыболовами-любителями. Таймень стал редок. Крупной уже считалась рыба 8–10 килограммов. В уловах любителей преобладали неполовозрелые особи тайменя весом до 2–3 кг и хариуса от 50 до 200 г. В этом богом и властью забытом крае царила полная анархия. Рыбаки — знатоки этих мест отводили тайменю до полного исчезновения еще 2–3 года. Полученные в ходе исследований данные легли в основу биологического обоснования создания культурного рыбного хозяйства (крх) любительского спортивного рыболовства в верховьях р. Лозьва. Весной 2004 года совместно со специалистами уральского филиала «госрыбцентр» были успешно проведены в полевых условиях работы по получению и инкубации икры тайменя и хариуса с сохранением производителей живыми. Полученные результаты обнадеживали. Сложилась общая картина состояния популяций тайменя и хариуса в р.

Лозьва и определились факторы, влияющие на нее.

При организации охраны, контроля и нормирования вылова рыбы, в сочетании с работами по искусственному воспроизводству и зарыблению реки, можно попытаться в течение 5–10 лет не только предотвратить исчезновение тайменя, но и существенно поднять его численность, а также численность хариуса. Одним из положительных факторов, повлиявших на дальнейшее принятие решения о закреплении реки, было отсутствие на этом участке промышленных предприятий, крупных населенных пунктов, наличие одной основной дороги, что, несмотря на большие размеры участка, позволяло контролировать его. Немаловажный фактор — поддержка наших действий со стороны главы местной администрации г. Ивдель. Фото в. Бондарева. Инициативной группой, состоящей из рыболовов-любителей, было учреждено предприятие — ооо фото келли рорбах «фонд дикой природы северного урала», которое заключило весной 2005 года договор с государственной инспекцией рыбоохраны по свердловской области о закреплении верхнего участка реки с целью создания культурного рыбного хозяйства любительского и спортивного рыболовства сроком на 10 лет. Это минимальный срок, предусмотренный положением о крх. По его окончании договор может быть пролонгирован или расторгнут одной из сторон при невыполнении его условий.

Почему выбрано культурное рыбное хозяйство? В 2005 году, когда еще не было принято постановление правительства российской федерации № 1078 «о проведении конкурса на право заключения договора о предоставлении рыбопромыслового участка для организации любительского и спортивного рыболовства и заключении такого договора», для получения в управление реки пришлось пользоваться нормативными документами еще советского периода. Анализ показал, что культурное рыбное хозяйств любительского и спортивного рыболовства (крх) как форма пользования биоресурсов в наибольшей степени соответствует идее рекреационного рыболовства, а законодательная база, определяющая создание и деятельность крх, не отменена и продолжает действовать. Крх получили развитие в ссср в 1980? Х годах. Согласно положению о крх (приказ минрыбхоза ссср № 139 от 07. 04. 1982 г. Положение о любительском и спортивном рыболовстве) «основными задачами культурных рыбных хозяйств любительского и спортивного рыболовства являются: создание благоприятных условий для развития культурных форм любительского и спортивного рыболовства, отдыха трудящихся и учащейся молодежи; увеличение рыбных запасов, повышение рыбопродуктивности водоемов путем проведения рыбоводно-мелиоративных мероприятий… средства, получаемые за выдачу разрешений на любительский и спортивный лов рыбы в указанных хозяйствах, используются на проведение мероприятий по охране и воспроизводству рыбных запасов, а также на организацию и оснащение рыболовных баз. На «предприятия», организующие культурные рыбные хозяйства любительского и спортивного рыболовства, возлагается: Выполнение рекомендованных и согласованных с органами рыбоохраны мероприятий по воспроизводству рыбных запасов; охрана рыбных запасов;.

Строгий учет посещаемости водоемов или участков водоемов рыболовамилюбителями и вылавливаемой ими рыбы по количеству и по видам;. Учет средств, используемых на мероприятия по охране и воспроизводству рыбных запасов;. Создание благоприятных условий для рыболовов-любителей, посещающих культурные рыбные хозяйства любительского и спортивного рыболовства (лодочные станции, причалы, места для ночлега, обслуживание)». Таким образом, по сути крх являются высшей хозяйственной формой организации рыболовства и сохранения водных биоресурсов, решающие широкий круг вопросов от воспроизводства рыбных запасов, охраны и учета их вылова до организации спортивной любительской рыбалки, создающие при этом для рыболовов комфортные условия пребывания. Именно эту форму — крх — мы выбрали в 2005 году, поставив задачу сохранения тайменя и хариуса в р. Лозьва на северном урале. Пусть не идеальная, но эта правовая форма позволяет реально что-то сделать самим рыболовам по сохранению и воспроизводству редких видов рыб. Согласно положению о крх, промысловый лов на участках крх любительского и спортивного рыболовства запрещен. Кроме того, рыбная ловля в крх рыболовами-любителями осуществляется в соответствии с регламентом рыбной ловли, установленным в данном крх, и на основании платных разрешений (путевок).

Введение разрешений позволяет осуществлять контроль объема вылавливаемой рыбы, ее видового и возрастного состава.

Вырученные средства идут на работы по охране и воспроизводству рыбных запасов. Крх изначально создавались на замкнутых водоемах — озерах, прудах, карьерах. Обусловливалось это возможностью контролировать состояние рыбных запасов и эффективно вести воспроизводственные работы: запущенная и выращенная рыба не уйдет на другой участок. С реками ситуация сложнее. Как правило, рыба неравномерно распределена на участках реки и совершает значительные сезонные миграции. Кроме местных видов рыб в отдельные периоды в верховья поднимаются проходные виды. Дело здесь не столько в самом зарыблении, сколько в получении согласований, разрешений, лицензий и т. фото папилон айша Д. Другое дело, когда речь идет об аборигенных видах, пускай даже ныне исчезнувших. Восстановление ареала редких и исчезающих видов — дело благородное, а если оно осуществляется за счет самих пользователей водоемов, это будет только приветствоваться на всех уровнях. Для создания крх на участке реки необходимо сочетание ряда благоприятных факторов.

На данном участке должны обитать определенные виды рыб, которые выбираются объектом культивирования, основные жизненные циклы которых (нерест, нагул, зимовка) не выходят за пределы выбранного участка. Это обусловлено, с одной стороны, биологическими особенностями рыбы, с другой — гидрологическими особенностями реки, естественно ограничивающими ее ареал: смена характера реки с горного на равнинный или, наоборот, прохождение равнинной реки на отдельном участке через пороги (пример — порог лохимаа в финляндии) и наличие пруда или водохранилища, запирающих верховья. Оптимальными видами рыбы для культивирования в крх верховий средних и малых рек являются лососевые: форель, хариус, таймень. Конечно, дополнительным необходимым фактором для их существования является чистая, богатая кислородом и достаточно холодная вода. Организация охраны участка р. Лозьва, принадлежащего крх. До организации крх единственный рыбинспектор не имел возможности навести порядок на всей огромной территории ивдельского района. За 4 года существования крх ситуация на реке заметно изменилась в лучшую сторону. Если в мае 2003 года, когда мы приехали в первую экспедицию, все протоки, заводи и устья притоков были забиты сетями, то сейчас рыба спокойно нерестится. На реке в период нереста нет ни одной лодки. Фото в.

Бондарева. К сожалению, у крх, как и других пользователей биоресурсов сегодня, нет юридических полномочий пресекать браконьерство. Если раньше, согласно положению о крх от 1982 года, штатным работникам рыбного хозяйства предоставлялись права общественного инспектора, а директору и ихтиологу крх права младших инспекторов рыбоохраны, то сегодня это не практикуется. Внештатные сотрудники упразднены. Какие-либо самостоятельные меры по пресечению браконьерства чреваты нарушением уголовного кодекса. А учитывая, что в округе на 100 км нет ни одного милиционера, выполнение одной из главных задач крх — охрана рыбных запасов становится крайне трудной. Нами налажены связи с правоохранительными и природоохранными органами. При материально-технической поддержке «фонда дикой природы северного урала» проводятся совместные рейды на реке и в местах подъезда к ней. Разработан и действует регламент рыбной ловли, определяющий видовой состав, размеры и количество вылавливаемой рыбы.

В основе его — правила любительского и спортивного рыболовства по свердловской области.

Только в 2006–2007 годах органами рыбинспекции за различные нарушения были выписаны штрафы на сумму около полумиллиона рублей. Первые годы возникали трения с немногочисленным местным населением, проживающим в разваливающихся поселках и представляющим собой разношерстный контингент, состоящий из безработных, живущих на вольных таежных хлебах, бывших осужденных, бывших служащих гулага, а также небольшого количества коренного малочисленного народа — манси. Первое время нас называли арендаторами, с нами связывали (и справедливо) участившиеся приезды разных рыб и охотинспекторов, которых раньше многие в глаза не видели. Сейчас нас называют рыбоводами. Кто-то работает в нашем хозяйстве, даже принимает участие в весенних экспедициях по инкубации. Кто-то нашел выгоду в обслуживании приезжающих рыбаковтуристов, торговле дарами леса и приусадебного хозяйства. Общий язык найден. Местное население рыбачит бесплатно. Рыба их кормит. Однако сети на реке ставить мы не разрешаем. В целях воспроизводства пользователи, создающие крх, по согласованию с органами рыбинспекции могут устанавливать временный запрет рыбной ловли на всем крх или отдельных его участках, а также запрет на использование некоторых видов рыболовных снастей. Так, в верховьях р.

Лозьва и горных притоках, где основные виды рыбы — сибирский хариус и таймень, использование спиннинговых приманок запрещено, т. К. На них ловится в основном таймень, запрещенный к вылову. Но проблемы, с которыми мы сталкиваемся, выходят за рамки первоначальных задач и нашей компетенции и побуждают рассматривать их решение в комплексе с другими, не связанными с рыбалкой вопросами. На сегодня главная проблема заключается в приезжих — рыболовах, охотниках, туристах. После закрытия «ивдельлага» территория стала доступна для всех желающих. Их количество растет с каждым годом в геометрической прогрессии. Людей привлекает североуральская таежная природа: горы, кедровые леса, богатые орехом, ягодой и дичью, чистые прозрачные реки и, конечно, таймень и хариус. И все это относительно близко и доступно. Ежегодно устраиваются трофи-рейды на внедорожниках на знаменитый перевал дятлова и хребет маньпупынёр с его каменными идолами. Сотни туристов штурмуют горы на машинах, преодолевая вброд горные притоки лозьвы (все мосты через речки уничтожены). Другие плывут по красивейшим речкам.

Люди едут получить наслаждение от единения с природой. Но все больше мусора остается вдоль дорог и на стоянках у реки. Реку стали посещать электроудочники и «химики». Так называются «рыбаки», промышляющие сеткой в сочетании с хлоркой. После них остаются мертвые участки реки с погибшей молодью на дне. Это стало серьезной проблемой, по сравнению с которой ловля местными жителями рыбы для еды с помощью сетей — детские забавы. Единственный выход из создавшейся ситуации — ввод ограничения и регламентирования пребывания «диких» туристов и рыбаков. Но если регулировать численность рыболовов мы в некоторой степени можем за счет введения временного запрета лова на отдельных участках и ограничения количества путевок, то ограничить пребывание прочих туристов, в том числе водников, мы не вправе. Лозьва — река федерального значения общего пользования. Решение этой проблемы видится в поиске новых законодательных форм пользования природными ресурсами, выходящих за рамки крх. Еще одна надвигающаяся серьезная проблема — реализация глобального мегапроекта «урал промышленный — урал полярный». В рамках этого проекта предусматривается строительство железной дороги, соединяющей промышленный средний урал с месторождениями полезных ископаемых северного и приполярного урала.

Дорога по плану пройдет вдоль восточного уральского хребта и пересечет р.

Лозьва, р. Сев. Сосьва, р. Ляпин и другие легендарные реки восточного склона урала, где сосредоточены ареалы ценных видов лососевых рыб — тайменя и хариуса, различных сиговых, в том числе нельмы. Что ожидает в будущем эти реки, пока малодоступные и благодаря этому сохранившие свои богатства, неизвестно. На сегодня все работы по воспроизводству тайменя и хариуса р. Лозьва проводятся за счет частных инвестиций рыболовов-любителей, учредителей «фонда дикой природы северного урала», а также на вырученные средства от оказания туристических и рыболовных услуг. Для дальнейшего расширения и развития проекта по восстановлению ареала тайменя и хариуса на урале требуются дополнительные средства. Организация спортивно-любительской рыбалки и рыболовного туризма. Суть проекта по сохранению редких видов рыб — тайменя и хариуса, за реализацию которого мы взялись, — организация рыболовного туризма, средства от которого направляются на поддержание и восстановление ихтиофауны р. Лозьва. Для приема и размещения туристов в 2008 году в устье р.

Вижай построена рыболовно-туристическая база с размещением до 16 человек. База оснащена необходимой высокопроходимой техникой, моторными лодками. Рыбачить можно, проживая в комфортных условиях на базе, ежедневно выезжая в сопровождении егеря на участки реки. Желающим ощутить «экстрим», единение с природой предлагаются сплавные туры по р. Лозьва и ее живописным горным притокам — рр. Ушма, тошемка, вижай. Основной объект ловли по принципу «поймал-отпустил» — сибирский хариус, таймень. Местный хариус достигает размеров 50 см и веса 1–1,5 кг. Такие экземпляры встречаются нечасто. Крупный хариус устремляется весной в труднодоступные верховья и спускается только поздней осенью перед ледоставом.

В среднем в уловах преобладают особи весом 200–600 г. Наиболее интересна и результативна ловля летом на искусственную мушку. Следует отметить, что верховья лозьвы и ее горные притоки — идеальное место для ловли нахлыстом. На самой лозьве и вижае есть не замерзающие зимой участки, так что ловить можно круглый год. Помимо тайменя и хариуса в верховьях лозьвы встречаются щука, окунь, налим, елец, тугун. Рыбалка в крх с 2007 года платная. Путевки можно приобрести тут же на месте, на базе крх. С реки можно вывезти общий улов не более пяти килограммов на человека, в том числе хариуса не более трех килограммов, независимо от времени, проведенного на водоеме. Промысловый размер хариуса, допустимый для изъятия — не менее 26 см. По окончании рыбной ловли путевка заполняется рыболовом с указанием количества и видового состава выловленной рыбы и сдается егерю крх. Это позволяет вести учет общего объема вылавливаемой рыбы и определять общий допустимый улов на следующий год. Количество путевок, продаваемых в крх, рассчитывается исходя из общего допустимого улова (оду), определяемого на основании научного расчета, и согласовывается с рыбинспекцией.

При этом необходимо учитывать, что часть рыбы вылавливается неконтролируемым ловом.

Бывают также неблагоприятные для естественного воспроизводства годы. Для определения наиболее точного оду требуется постоянное ведение мониторинга, получение и обработка большого количества фактических данных за несколько лет. Подход здесь един — «не навреди». Сохранение и восстановление численности лососевых рыб. Одним из основных направлений в работе крх в период 2004–2008 гг. Стала отработка технологии искусственного воспроизводства тайменя и хариуса, включающая все этапы рыбоводных работ, от отлова производителей до получения жизнеспособной личинки в естественных условиях с сохранением производителей. Работы проводятся ежегодно в мае–июле совместно со специалистами уральского филиала фгуп «госрыбцентр» и института экологии растений и животных уро ран. Искусственное воспроизводство молоди тайменя и хариуса в полевых условиях осуществляется по следующей методике. Производители тайменя и хариуса отлавливаются в верховьях реки в мае, перед началом нереста, ставными сетями (ловушками) в относительной близости от места проведения инкубационных работ. Отловленные производители в емкостях для перевозки живой рыбы доставляются на инкубационный участок и помещаются для выдерживания в садки.

После созревания у производителей производится отбор половых продуктов. Сами производители возвращаются в садок для выдерживания и на следующие сутки выпускаются в реку. Оплодотворение икры производится «сухим» методом. Оплодотворенная икра отмывается. Инкубация икры происходит на рамках, размещенных в инкубаторах. Инкубаторы, в свою очередь, устанавливаются либо в одну из проток, где происходит естественная аэрация икры в водном потоке реки, либо в инкубационный аппарат с принудительной циркуляцией воды из реки. Во втором случае необходимо дополнительное оборудование, желательна фильтрация воды, наличие постоянного источника электричества для обеспечения работы насоса и постоянный контроль. Это удорожает стоимость работ, однако обеспечивает более высокий процент выхода личинки. Инкубация икры хариуса длится около 3–4, тайменя 5–6 недель. Перед выклевом рамки с икрой на стадии глазка помещаются в садки, где происходит выклев и подращивание личинок.

Общее количество личинок тайменя на стадии смешанного питания, выпущенных в лозьву за весь период работ, составило 23 тыс. Штук, личинок сибирского хариуса — 95 тыс. Штук. Для отбора и инкубации икры за весь период было отловлено 5 самок и 15 самцов тайменя массой тела от 4 до 10 кг, 52 самки и 58 самцов сибирского хариуса массой тела от 200 до 700 г. Все производители тайменя были сохранены живыми и выпущены в реку. Отход производителей хариуса составил не более 10%. Выход личинки из полученной икры в разные годы составил по тайменю 40–60%, по хариусу 55–85%. Полученные результаты можно считать вполне успешными. Они доказывают возможность проведения работ по искусственному воспроизводству редких видов рыб с сохранением производителей в полевых условиях сравнительно недорогим способом, без капитальных затрат. В 2010 году мы планируем увеличить объемы получения подрощенной личинки тайменя до 15 тысяч штук и хариуса сибирского до 60 тысяч штук в год. Этого, как показывают расчеты, достаточно (с учетом естественного воспроизводства) для роста численности популяций тайменя и хариуса в р.

Лозьва, формирования маточного стада и создания предпосылок для восстановления численности этих рыб в пределах их ареалов обитания на северном урале.

На одном из прудов на притоке лозьвы — р. Талица формируется маточное стадо тайменя и хариуса путем зарыбления водоема молодью этих рыб, а также сигов — тугуна и пеляди. Пруд искусственный, проточный, с регулируемым стоком, он создавался для проведения молевого сплава леса. В летний период в межень проводятся мелиоративные работы по спасению многочисленной молоди тайменя и хариуса. Возможно, наш опыт покажется интересным, и кто-нибудь, следуя нашему примеру, возьмет под свою опеку и другие реки. В. А. Бондарев, директор ооо «фонд дикой природы северного урала».

Икра тайменя фото

Существует три вида тайменей: дунайский, сибирский (обыкновенный) и сахалинский.
В Сибири хозяйничает таймень обыкновенный, иначе сибирский. Ныне среди своих собратьев он наиболее распространен и многочисленен. Как и все лососевые, таймень предпочитает чистые с быстрым течением реки и холодные озера. Сибирский и дунайский таймени обитают только в пресной воде. Лишь сахалинский таймень прекрасно себя чувствует как в пресной, так и в соленой морской воде.

(Hucho hucho) занесён в международную Красную Книгу обитает в бассейне Дуная и Прута от верховьев до устья, но никогда не выходит в море. Эта довольно редкая рыба может достигать значительных размеров (обычно 2—3, реже 10—15 кг, иногда до 30 кг, в литературе описан случай поимки экземпляра в 52 кг. Имеет вытянутое в длину, вальковатое тело и окрашен на верхней стороне головы и спины зеленовато-темно-бурым или голубовато-серым, на брюхе серебристо-белым цветом, так что один тон постепенно переходит в другой.

Дунайский таймень (называемый также дунайским лососем) — хищник, питающийся мелкой рыбой. Икру мечет весной, обычно в апреле, на галечных грунтах. Голова и тело усажены мелкими темно-черными или черноватыми точечкам, между которыми, особенно на темени, жаберной крышке и спине, находятся более крупные черные пятна. У очень старых рыб основной цвет переходит в бледно-красный. Лишенные пятен плавники имеют беловатую окраску, которая на спинном и хвостовом плавниках кажется помутневшей. Время нереста в отличие от родичей падает на апрель и май, но при благоприятной погоде может начинаться и в марте. В это время он оставляет свое любимое местопребывание, быстро текущую воду, ищет мелких мест, покрытых гравием, вырывает хвостом яму и во время кладки яиц бывает так глух и слеп, что над ним можно проехать на челноке, не прогнав его. Молодые быстро растут и, достигнув 2 кг веса, становятся уже способными к размножению. Беловатое мясо по вкусу заметно уступает лососине и ценится ниже мяса кумжи.

Отличительная черта — большее по сравнению с другими тайменями количество чешуй в боковой линии — 193-242 (чаще 215. Окраска тела как у сибирского тайменя. Дунайский таймень (называемый также дунайским лососем) — хищник, питающийся мелкой рыбой, икру мечет весной, обычно в апреле, на галечном грунте. Бывалые рыбаки рассказывают также, что они не раз находили водяных крыс в больших дунайских лососях.

Обыкновенный таймень, или таймень (лат. Hucho taimen ) — рыба рода таймени семейства лососевые.

Самый крупный представитель семейства Лососёвые, достигающий 1,5-2 метров длины и 60-80 килограмм веса.

Обитает исключительно в пресной воде — реках и проточных холодноводных озёрах и никогда не выходит в море. Встречается в России на обширной территории: от Предуралья (бассейны рек Печоры и Камы) до восточных окраин Якутии и юга Дальнего Востока.

Населяет все реки Сибири — Обь, Енисей, Пясина, Хатанга, Анабар, Оленек, Лена, Омолон, Яна, Хрома (в Индигирке и Колыме его нет); отмечен в реках Уда и Тугур, впадающих в Охотское море; в бассейне Амура распространен широко как в южных, так и в северных притоках, есть в бассейне Сунгари и Уссури, населяет все реки верховья (Аргунь, Онон, Нижнее течение Ингоды, Шилка, Нерча и др.), есть в реках, впадающих в Амурский лиман. Таймень живет в норильских озерах, Зайсане, Телецком, Байкале. На западе граница его ареала доходит до бассейнов Печоры, Камы (реки Чусовая, Вишера, Колва, Уфа) и Вятки, ранее был в притоках Средней Волги и в бассейне Верхнего Урала. В бассейне Печоры встречается редко, чаще в ее горных притоках (Ылыч, Щугор) и в Усе, а также были указания на его обнаружение в прошлом в Печорском море и между Обью и Печорой на берегу Югорского Шара (Берг, 1948; Никольский, 1956; Кириллов, 1972). Отмечен в притоке Оби в р.Собь и на Ямале в реках Хадытаяха и Сеяха (Богданов, Кижеватов, 2000; Богданов и др., 2000). До постройки плотин заходил в Волгу из Камы и спускался до района Ставрополя (ныне Тольятти), с 1950 г. в Самарской области не встречался (Евланов и др., 1998). В Монголии таймень населяет все крупные реки бассейна Селенги (особенно Орхон, Тула), водоемы Дархатской котловины, Прихубсугулья, на востоке — реки Онон, Керулен, Халхин-Гол, есть в оз. Буир-Нур (Рыбы МНР, 1983). В Китае водится в притоках Амура (Уссури и Сунгари) (Атлас пресноводных рыб России, 2002).

Речная рыба, предпочитающая быстрые реки, но встречается и в озерах. Летом держится в небольших притоках, на нагул и зимовку уходит в русла крупных рек и озера. Таймень типичный хищник. Рыба в желудках встречается уже у сеголетков, а с третьего года жизни переходит на питание исключительно рыбой (пескари, горчаки, чебак, гольян, елец, плотва, окунь, сиговые, хариус, ленок и др.). Обычные размеры в возрасте 6-7 лет — 62-71 см при массе 2100-3800 г. Половой зрелости достигает в возрасте 5-7 лет при длине тела 55-60 см. Весной поднимается вверх по рекам в мелкие притоки и мечет икру в мае. Плодовитость (в Амуре) 10-34, в среднем 14,3 тыс. икринок. Самка строит гнездо на перекатах с галечным грунтом. Эмбриональное развитие в зависимости от температуры продолжается 28-38 дней (Кифа, 1974). Диаметр икринок 5,3-5,9 мм.

Практически промыслом нигде не добывался, одна из любимых рыб рыболовов-любителей (спиннинг, нахлыст). Редкий нуждающийся в охране вид. Занесен в Красный список видов рыб МСОП-96. Популяции в европейской части ареала, а также Полярного и Среднего Урала включены в Красную книгу Российской Федерации (2001) по категории 1 как популяции, находящиеся под угрозой исчезновения в данных регионах. Таймень занесен также в Красные книги Башкирсии и Коми.

Численность нигде не определялась. На сегодня практически исчез во всех водоемах бассейна р.Камы, за исключением Вишеры, Колвы, Чусовой и Белой. В бассейне Печоры находится на грани исчезновения. В реках восточных склонов Полярного и Среднего Урала стал повсеместно редок, лучше положение в Северной Сосьве. Основные причины резкого сокращения численности браконьерство, зарегулирование стока рек и их загрязнение. Необходимы региональные программы по сохранению конкретных популяций, в том числе искусственное воспроизводство, криоконсервация геномов, создание особо охраняемых природных территорий.

ТАЙМЕНЬ САХАЛИНСКИЙ (Hucho perryi) или чевица, эндемичный вид в южной части Дальнего Востока и единственный проходной вид в роде таймени. Чевица отличается от обычного тайменя более крупной чешуей. Обитает она в Японском море, откуда весной и летом входит на нерест в реки Хоккайдо, Сахалина, материкового побережья Приморья и Хабаровского края. На юге, в реке Ялу (Корея), заменяется близким жилым видом — корейским тайменем (Hucho ischikawai). Сахалинский таймень достигает более 1 м в длину и 25—30 кг веса. Мясо его очень вкусное и жирное. В море окраска чевицы серебристая, в реке тело приобретает красноватый оттенок, как у обыкновенного тайменя, а на боках образуется 5—8 светло-малиновых поперечных полос. Как и другие таймени, чевица питается в основном мелкой рыбой.

…Начиная от селения Палево (в переводе на русский означает «Горное селение) у истоков Тыми и кончая ее устьем, большинство названий так или иначе связаны с родом занятий древних нивхов. В Тыми водится крупная благороднейшая лососевая рыба-таймень. Она достигает до сорока кг веса. Мясо тайменя белое и нежное, является деликатесом даже у таких рыбоедов-гурманов, как нивхи. Таймень водиться по всему бассейну Тыми. Эта рыба любит светлую студеную воду. Особенно много ее в реке с изумительно прозрачной водой, которая так и называется-Кунвд, что в переводе означает: Белая. Любопытно отметить, что и русские назвали эту реку Белая. На берегу реки стояло стойбище Хой-Худво-„Селение, где добывают тайменя“. Владимир Санги

Самого первого более-менее приличного тайменя мне удалось поймать случайно при ловле гольца на северном Сахалине, куда мы однажды поехали с друзьями на речку Даги, вес его был всего около 6-7 кг. Взял он на тампон из кижучевой икры, и я был очень рад, разумеется, такому рыбацкому трофею. Учитывая то, что я рыбачил на довольно примитивную снасть в „проводку“, это телескопическое удилище с „Киевской“ инерционной катушкой и леской 0,3 мм, было довольно непросто справиться с таким экземпляром. Это произошло где-то на 15 году моей жизни на Сахалине, разумеется от „таймешатников“ я часто слышал об их успехах, но это происходило тоже не так часто и преимущественно по первому льду или когда таймень после нереста скатывался в море и охотно брал блесну или снасточку с рыбой.

Кроме этих случаев два раза мне приходилось быть очевидцем, когда по первому льду на блесну один раз прямо рядом со мной один рыбак подцепил такого „крокодила“, что мы помогали его вытащить на лед. Так как таймень не проходил в лунку, пришлось сначала ее расширять, и затем общими усилиями он оказался наверху. Никто этого тайменя не взвешивал конечно, дело происходило на небольшой речке Ильинке, но на удачу у рыбака была крепкая леса и очевидно „самопальная“ блесна с соответствующими крючками, по-моему в нем было около 20 кг. После того как гигант оказался наверху, фартовый рыбак просто волоком потащил его по льду домой.

Другой случай произошел на озере Тунайча, это на юге Сахалина, куда мы приехали со всех районов на соревнования по любительскому рыболовству. После окончания соревнований я попросил у одного из наших ребят „махалку“ с блесной и начал блеснить на одной из лунок. Рядом расположились все участники соревнований за импровизированным столом, они шумно обсуждали результаты соревнований и делились своими секретами. Наша команда не вошла в число призеров, но парни не расстраивались особо, они были тоже мастерами, просто сегодня им не повезло. Вдруг я почувствовал какую-то неимоверную тяжесть на удильнике, первое впечатление было, что блесна зацепилась за что-то. Буквально через несколько мгновений леску кто-то потянул со страшной силой под лед. Я закричал, что мне нужна помощь. Сразу подскочил один из наших парней и я передал ему удочку, так как не был уверен, что могу справиться с рыбой. Он перехватил леску двумя пальцами и начал бороться с тайменем, а что это таймень сидит — сомнений ни у кого не было. Он подтаскивал иногда тайменя к самой лунке и мы все видели широченную спину, отверстие лунки было достаточным, но не удавалось завести морду рыбы в нее. Все мужики собрались у лунки и переживали за исход поединка. Очень жаль, что не было в этот момент видеокамеры, сюжет был бы просто великолепным. Все были уверены, что таймень будет наверху, но вдруг наш коллега выпрямился и обернулся ко мне. На него было жалко смотреть. Он резко отбросил от себя удочку, взялся за голову обеими руками и только сказал :» За каким хреном я сюда поехал ?». Все стали его утешать, но он только отмахивался от всех и ушел подальше. Первый раз я увидел, что можно так переживать хотя бы и за тайменя. Конечно, через некоторое время все опять собрались за столом и стали горячо обсуждать происшедшее. Позже подошел и наш парень и спокойно уже сообщил, что по его предположениям в таймене было 13-15 кг. Ему можно было верить, все начали его успокаивать конечно. Вот тогда и я понял, кто сидел у меня на крючке.

Затем, заинтересовавшись этой мощной и довольно редкой даже для Сахалина рыбой, я однажды с моим напарником Анатолием Якубовским целенаправленно поехал на реку Лангери. Это очень красивая горная река с многочисленными перекатами и глубокими ямами на севере острова. Хотя на этой реке несколько десятков лет вела добычу золота артель, но, как ни странно, таймень там еще был. Река протекает среди гор и один участок ее примерно 35-40 км. длительное время был редко посещаем местными и приезжими рыбаками из-за отсутствия дорог. В августе 1996 года местный леспромхоз начал восстанавливать дороги на этом участке и мы как раз были одними из первых рыбаков, попавших на этот практически необловленный участок. В первый день мы разделились с напарником, он решил проплыть по реке на „резинке“, а я решил попробовать со спиннингом. У меня в тот раз был на вооружении примитивный алюминиевый спиннинг, состоящий из двух частей. Блесна тоже не из „крутых“ белого цвета, типа „Байкал“.

Рыбаки со стажем знают, с каким волнением подходишь к незнакомой речке про которую много слышал. С первого же заброса я вытащил кижуча, примерно на 4,5-5 кг. Буквально еще через несколько забросов у меня в садке был еще один кижуч, причем икряная самочка и три кетины, тоже примерно такого же веса. Две или три рыбины сорвались при этом. Подумал, если так дело пойдет и дальше — куда будем девать рыбу, ведь приехали не на один день. Да и в основном за тайменем, хотя кому приходилось ловить кужуча, тот знает, что это тоже замечательная рыбалка.

Я решил пройти немного ниже по течению, где река делала крутой поворот и сразу после него была очень хорошая яма. Я перешел по перекату на другой берег и подошел к этой яме. Место было очень красивое, река со всего маху била в громадную скалу и после медленно растекалась по широкому плесу. Погода была в этот день солнечная и, я сразу увидел несколько больших рыбин недалеко от поверхности воды. Вначале я подумал, что это тоже кужуч, но только почему-то большого размера. Что интересно, так рыбы стояли треугольником против течения, причем самая большая стояла в вершине его. Такое построение у тевтонских рыцарей называлось, по- моему, „свиньей“. Всего рыб было штук 7-8.

Не спеша приготовив спиннинг и сильно размахнувшись, я забросил свою блесну почти под противоположный берег. Я медленно крутил катушку и блесна начала проходить мимо этих рыб. Когда она проплывала мимо самой большой, она довольно неохотно двинулась к блесне и „железака“ исчезла в ее пасти. Я резко сделал подсечку, и тут началось. Таймень попер сразу в глубину и хотя у меня на катушке была крепкая леска, я засомневался, выдержит- ли она такого крокодила, как оказалось позже это был таймень который потянул около 15 кг. Мы поборолись с красавцем довольно непродолжительное время, причем мой спиннинг не выдержал и сломался посередине, и пришлось прямо за леску вытащить этого монстра на берег. Когда я увидел тайменя на берегу я не поверил своим глазам, таких я еще не ловил. Да и не видел никогда до и после столько тайменей сразу одновременно.

Немного успокоившись, я начал ремонтировать свой спиннинг, так как увидел еще одного тайменя, правда поменьше, совсем недалеко от берега, остальные смылись от греха подальше, когда я боролся с их вожаком. Кое-как скрепил обе части удилища и несколько раз забросил блесну прямо под нос рыбе. Она не проявляла совсем никакого интереса к моей железяке. Тогда я изловчился и зацепил блесной прямо за спину возле морды этого тайменя. С ним возни было меньше, он оказался меньшего калибра кг 8-9. Настроение было великолепное, правда не с кем было поделиться своим успехом, так как Демидыч еще не приплыл назад. Я подумал, что на сегодня уже хватит рыбы которую я поймал, да и мой напарник наверняка тоже чего-нибудь добудет, поэтому повернул обратно в сторону машины. Такого результата я не ожидал от этой речки.

Кое-как допер всю рыбу до места стоянки нашего джипа и начал чистить ее на берегу, тут и увидел Демидыча, подплывающего на лодке. Хотя до него было еще метров 100, он начал медленно приподниматься в лодке, так как увидел наверное мой улов. Как только я помог ему выйти на берег, он начал спрашивать, на какую снасть я поймал этих „крокодилов“ и стал говорить, что у него кто-то шибко большой клевал на одной из ям, но он не мог эту рыбу вытащить на берег. Ему можно было верить, кроме этого у него тоже был набит под завязку садок гольцом, кунджой и кижучем. Так наконец состоялось наше первое знакомство с этой замечательной речкой.

За последующую неделю мы поймали еще несколько штук тайменей от 8 до 15 кг. Демидыч тоже отличился, поймав несколько крупных «рябых». Причем остальные экземпляры были пойманы нами в основном на тампоны из кижучевой икры. Опыт „прочесывания“ незнакомой нам реки с помощью резиновой лодки полностью себя оправдал. Мы даже показали другим рыбакам, как можно добиться успеха при ловле тайменя на тампон из икры, когда речка забита горбушей и гольцом. Очевидно, в этот период таймень конкретно „жирует“ на икре и неохотно берет блесну. Кроме этого, очевидно, блесну просто незаметно на фоне большего скопления крупной рыбы. А против ярко-красного „шарика“ он не может устоять. Не могу утверждать, что мы нашли какой-то секрет ловли тайменя, но, больше мы ни от кого не слышали о подобном результате. Некоторые могут подумать, читая эти строки-ну и „Хапуги“ эти сахалинцы, куда им столько рыбы на двоих? Но могу честно и откровенно сказать, мы с Демидычем всегда испытывали не только удовольствие от борьбы с сильной рыбой, но и от того, когда почти всю пойманную за поездку рыбу удавалось засолить и закоптить, а затем угостить, по-возможности, всех своих родных и просто знакомых. Надеюсь, что меня больше поймут настоящие северяне, кто не один десяток лет прожил в районах крайнего Севера, как-то принято в этих местах делиться уловом с земляками.

Мы должны были встретить в Тымовске (это около 250 км от того места где мы находились) моего племянника из Новосибирска с сыном Евгением, который обещал приехать порыбачить, поэтому оставив почти всю рыбу в поселке мы собрались и поехали за ними. Поезд пришел по расписанию, после объятий и распросов, мы вместе начали обсуждать наши дальнейшие планы по рыбалке и охоте. У меня было предложение поехать дальше на север, где есть очень хорошие места в направлении п. Ноглики. Но Слава настоял на том, чтобы снова поехать на Лангери, так как у него с собой была видеокамера и он после наших рассказов горел желанием кое-что снять на видео, если повезет конечно. Мы с Демидычем особо не сопротивлялись и вскоре все вместе уже двигались в сторону рыбного „Эльдорадо“. Доехав до Лангери, выбрали место для стана, откуда каждое утро стартовали к местам нашей рыбалки. Слава работал своей видеокамерой, мы с другом изредка тягали тайменей, но их стало меньше попадаться, видимо мы слегка отрегулировали ихнее поголовье.

А вокруг была обалденная осенняя сахалинская природа. По утрам было уже довольно прохладно, гуси начали по-немногу тянуть на юг, но дни стояли как по-заказу без дождей- настоящее „бабье лето“. Также один день мы со Славой проплыли на лодке целый день по Лангери, по дороге увидели одного приличного медведя. Лодочка была небольшой только на одного человека, поэтому я сплавлялся на ней один, а племянник шел по берегу. В одном месте прямо возле берега метрах в 200 я неожиданно увидел медведя. Удача и в этот раз обошла Славу стороной, я выхватил вновь очередную пару неплохих тайменей на одной из ям. Этот момент у нас также был запечатлен на пленку и видео. Что интересно, в этом месте река делала довольно сильный поворот от дороги и было редко посещаемое рыбаками. Поэтому на следующий год буквально в этом же месте мне удалось выхватить почти такую же „сладкую парочку“.

Мне очень хотелось, чтобы мой племянник тоже поймал приличного тайменя, но каждый раз Демидыч опережал его в этом. Только подойдем к очередному перспективному месту, пока Слава подготовится со снастью, выберет место и т.д. Демидыч тут как тут. Пара- тройка забросов и, вот он уже тащит очередного приличного тайменя. А таймень не любит конкурентов и, как правило, стоит в одиночку на яме или перекате. Поэтому, после Демидыча пробовать поймать тайменя- дело почти безнадежное. Конечно, Демидыч- рыбак, как говорят- от Бога. Буквально любую рыбу он видит просто под водой, уж не знаю, как у него это получается. Я очень многому у него научился по рыбалке, единственный недостаток, на мой взгляд, все же у него есть. Не дай Бог, чтобы его кто-то обловил на рыбалке — Вы станете, на какое-то время, его „кровным соперником“, со всеми вытекающими из этого последствиями…

Оставался всего один день до нашего отъезда домой и я решил немного схитрить и
сказал Демидычу, чтобы он приготовил чай, а мы со Славой еще на одну хорошую ямку сходим.

Было у нас одно еще место, где мы обязательно выхватывали приличных таймешат.
Дорога заняла минут 15 до места ловли, мы подготовили свои снасти и начали ловить рыбу. Попадался изредка некрупный голец и кунджа, кроме этого я вытащил одного тайменчика примерно на 6 кг. Ловили как обычно на тампон из икры кижуча, икра у него ярко красного цвета и поэтому тампон из этой икры очень заметен в воде. Славе пока не удавалось подцепить ничего порядочного. После одной из проводок, когда я начал подматывать леску к себе, я вдруг увидел, что за поплавком моей удочки кто-то большой устремился и, я увидел бурун от крупной рыбы. Я сразу понял, что это таймень вышел на охоту и принял ярко- желтый поплавок за наживу. Сразу я крикнул Славе, чтобы он быстрей подошел ко мне и забрасывал удочку примерно в то место, где я заметил атаку на свой поплавок.

Племянник забросил свою удочку очень удачно, и мы вместе стали наблюдать, как поплавок проплывает мимо нас все дальше и дальше. Но поклевки почему-то на этот раз не было. Поплавок стало выносить ближе к перекату, и Слава начал медленно подматывать снасть к берегу. В это время я заметил какое-то движение позади поплавка и предупредил своего напарника, чтобы он прекратил подмотку лесы. Сразу же поплавок ушел под воду и его не стало видно. Слава резко подсек, и тут началось… Чувствовалось, что на крючке сидит хороший экземпляр, который заставил нас поволноваться минут 15-20. Общими усилиями мы справились с этим монстром, который потянул примерно на 14-15 кг. Радости не было предела у Славы, да у меня тоже конечно, ведь очень хотелось, чтобы Слава, наконец, отличился. Этого тайменя мы позже немного посолили и его племянник увез в Новосибирск.

У нас было еще немного времени и мы прошли к следующему месту, чтобы закрепить наш успех. Как только подошли к яме, Слава забросил удочку прямо перед ней, где вода бурлила и устремлялась мимо громадных валунов. Буквально сразу последовала поклевка, Слава резко подсек и у него сразу оторвался крючок, хотя поводок был из очень прочной лески, в чем мы совсем недавно с ним убедились. Я подумал, что он наверное зацепился за камень и леска не выдержала рывка. Я также нацепил новый тампон и забросил снасть в буруны. Почти сразу последовала поклевка, после подсечки я также остался без крючка.

Такого еще не случалось у нас на рыбалке. Обычно, я использовал японские крючки — они очень острые и хорошо держат жало после подсечек среди камней, и Слава привез очень прочную французскую леску, которая выдерживала около 15 кг на разрыв. Правда в качестве поводка я применял леску сечением 0,35 мм, основная леса при этом была 0,45 мм. Я заменил крючок и поводок тоже новый поставил, выбрал самый крупный тампон и, надеясь на удачу, снова забросил снасть в реку.

Поплавок успел проплыть только 3-4 метра как сразу исчез под водой, я резко подсек и тут почувствовал, что на крючке в этот раз сидит что-то особенно здоровое. Мне оставалось только стравливать леску, так как неведомая сила тащила мою снасть все дальше и дальше в глубину. Я попробовал немного притормозить катушкой, но сразу понял, что это бесполезно- снасть просто не выдержит нагрузки и леска лопнет сразу или удилище сломается, поэтому ждал, что дальше будет. Наконец, леска остановилась, видно, что рыба утащила снасть в самую глубину ямы. Я снова попробовал немного натянуть леску, чтобы стронуть хоть на немного с места рыбину- пока неизвестно какую. Хотя я предполагал, что на этот раз зацепился особенно крупный таймень. Удочка изогнулась в колесо, а рыба не подалась даже на мм. Так мы стояли минут 7-10, Слава тоже подошел и наблюдал за нашей борьбой. Наконец, леска медленно пошла по течению и появилась возможность немного приблизить к себе рыбу. Минут через пять я увидел, что появился поплавок, который медленно начал приближаться к берегу, и буквально через пару минут увидел того, кто сидел на крючке. Как оказалось, это был громадный таймень, таких я видел только в ловушках у рыбаков весной, он был наверное около 1,5 метров длиной, и я понял, что в этот раз у меня нет против него никаких шансов с моей снастью. По моим предположениям в рыбе было больше 30 кг, так как я просто не мог его стронуть с места и ходил за ним по яме. Все же я попросил Славу, чтобы он подал мне ружье, в случае если таймень снова приблизится ко мне и выйдет на мелкое место, удастся сделать по нему выстрел.

Так на привязи у тайменя я был примерно минут 35-40, больше мы его не видели, он ушел снова в самую глубину ямы и там стоял. Только леска звенела от напряжения. Через некоторое время я попробовал потянуть ее к себе и неожиданно легко она пошла и я увидел поплавок на поверхности воды. Подтянув лесу, я увидел, что у самого крючка леска очевидно перетерлась об острые зубы „крокодила“ и все на этом кончилось. Мы не стали особо сокрушаться по этому поводу, самое главное- Слава сегодня добился результата и сможет показать своим друзьям, какого он тайменя выхватил на простую удочку. Он много раз приезжал ко мне в гости на Сахалин, но не всегда его друзья верили нашим совместным рыбацким успехам. Ну, а я сбил охотку раньше. Правда таких экземпляров у меня еще не было еще.

Мы быстро собрали свои снасти и пошли к машине, где уже с нетерпением нас ожидал Демидыч, который высказал все, что он о нас думает. Наутро, к сожалению, у нас уже не было времени еще раз попробовать сразиться со вчерашним речным разбойником, и я не знаю, кто смог справиться с ним обычной снастью…

PS. Могу предположить, что некоторые из прочитавших этот рассказ могут подумать — вот ведь какие хапуги! После таких рыбаков и тайменя совсем не стало… Хочу добавить, что в то время разрешалось ловить на Сахалине тайменя на любительские снасти (удочка и спиннинг) и не было ограничения по количеству выловленной рыбы. Это теперь он занесен в Красную Книгу, но отнюдь не по причине рыболовов-любителей. В последние годы мне изредка удавалось поймать солидных тайменей, которые я всегда отпускал обратно в родную стихию.

Видеосюжет Осень 2007 на Сахалине

Прошу извинить за не нормативную лексику в процессе вываживания.

Как живёт таймень-рыба

Таймень – рыба необыкновенная, вырастающая в длину до 2 метров. Вес взрослой особи доходит до 60-80 кг. При этом гигант предпочитает горные прозрачные реки и озера, далеко не всегда большие и глубокие.

Характеристика вида

Эта рыба относится к семейству лососевых, роду тайменей. В этот род входят такие виды, как обыкновенный, корейский, сычуаньский, дунайский, сахалинский.

Особенностью рода является отсутствие существенных отличий между видами внутри него. Все представители имеют:

  • длинное тело типично хищной рыбы;
  • приплюснутую сверху и с боков «щучью» голову;
  • огромный широкий рот, открывающийся аж до жаберных щелей;
  • два ряда больших, загнутых и острых зубов;
  • чешую мелкую, преимущественно серебристую;
  • в районе боковой линии темные пятна размером с горошину;
  • разноцветные плавники: хвостовой и анальный окрашены в красный цвет, спинной имеет темно-серые оттенки, грудные и брюшные – светло-серые.

Несмотря на то, что в Сибири эту рыбу принято называть красной щукой, ее трудно спутать с другими видами. Чем-то на него похожи типичные обитатели горных рек и озер ленок и хариус. Однако они значительно меньше и бледнее своего соседа по холодным водоемам.

Галерея: рыба таймень (25 фото)

Таймень мечет икру (видео)

Географические места обитания

Существует два понятия – ареал и биотоп. Ареал – это территория, где могут обитать представители этого рода или вида. Биотоп – это однотипные биогенные и абиогенные условия среды, в которой обитает совокупность видов, входящих в данный биоценоз.

Ареал ограничивается азиатской частью России. Эти рыбы встречаются в реках Предуралья, Якутии, южной части Дальнего Востока, Хакасии, Бурятии, Забайкалья.

Если описывать ареал по водоемам, в него попадают такие реки, как:

Тайменя можно повстречать также в озерах Телецкое и Ханка.

Водится он только в чистых, прозрачных таежных реках и озерах. Несмотря на схожесть по облику со щукой, имеет привычки и сома. Тот и другой любят жить там, где много омутов и ям. Такое большое тело нужно прятать в ямы, и глубокие. Отлежавшись в укрытиях, таймени выходят на охоту.

Вес взрослой особи доходит до 60-80 кг

Питание и образ жизни

Таймень, обитающий в больших горных реках, считается “акулой” этих вод. В норме он питается любой добычей, какую только может поймать. Чаще всего его жертвами становятся хариус, ленок, сиг, окунь, пескарь, плотва и другие рыбешки. Однако он, как и сом, охотится и на обитателей воздушной среды. Прекрасно сливаясь с дном горной речки, он может одним прыжком схватить с берега крысу, белку, бурундука, кошку, собаку, мышку. Охотится он, конечно, и на водоплавающих птиц. Его жертвой могут стать небольшие уточки, кулики, оляпка и все, кто имел неосторожность оказаться в зоне внимания этого суперхищника.

Предпочитает жить в одиночку, иногда парой. Стай они не образуют.

Если гидрорежим водоема меняется и вода становится теплой, таймень (как и хариус с ленком) пытается мигрировать. А если сделать это невозможно, он болеет и погибает.

Живут эти рыбы обычно 15-18 лет, но известны и особи, достигшие 30 лет. Однако это возраст отдельных долгожителей.

Максимальная пищевая и миграционная активность приходится на сентябрь – это время, когда особи нужно набрать максимальное количество жира.

Предпочитая отлеживаться в ямах, этот гигант все же не боится отмелей и перекатов. Обладая хорошим мускулистым телом, эти рыбы могут легко перепрыгивать через пороги и преодолевать небольшие водопады. На пути к большой воде они решительно перебираются через участки мелководья так, что порой над водой видны их спины, а животы скребут по галечному дну.

Этот обитатель прозрачных вод предпочитает выходить на поверхность и активно плавать в дождливую, ветреную и туманную погоду. Возможно, это связано с тем, что в такую погоду их трудней увидеть сверху, то есть с воздуха. Кроме того, в такую погоду насекомые намокают, их полет становится тяжелее, и они чаще падают в воду и становятся легкой добычей.

Особенно таймени любят половодье. Благо, в горных реках такая ситуация случается довольно часто. Через сутки после сильного непрерывного дождя реки начинают выходить из берегов. Это означает, что в воду попадают многие обитатели суши. Особенно это касается мышевидных. Вода в горных реках поднимается очень быстро, поэтому мыши, крысы, а часто и бурундуки не успевают найти надежные островки суши. Их подхватывает сильным течением, и они становятся добычей многочисленных ртов обитателей воды.

Хариус и таймень (видео)

Как размножается

Размножаться эта царь-рыба холодных вод начинает после того, как достигнет длины 60 см. Это большая проблема многих крупных видов. Дело в том, что при большой активности рыбаков немногие экземпляры доживают до такой стадии. В результате в водоемах остается все меньше особей, способных размножаться.

Можно ли, имея одну удочку, уничтожить все поголовье тайменя, хариуса и ленка в одной горной речке? Конечно, можно. Все эти рыбы держатся в омутах и ямах, выходя на стремнину и перекаты только для охоты и нереста. Зная расположение ям на реке, можно выловить всех крупных рыбин, способных размножаться. Уцелевшая мелочь, конечно, может подрасти и начать размножаться. Однако это произойдет только в том случае, если человек хотя бы лет на 5 оставит в покое ямы этой реки. Если этого не случится, таймень из такого водоема исчезнет.

С ленками и хариусами немного проще – они быстрей достигают половозрелого возраста, поэтому могут успеть отложить икру до следующего визита рыбаков на ямы.

Размножаться крупным рыбам в условиях сильного антропогенного пресса особенно трудно, поэтому таймень сейчас – редкость. Парадокс жизни заключается в том, что чем меньше остается в реках той или иной рыбы, тем больше за ней идет охота. И дело не только в гастрономической и коммерческой ценности данного вида. Таймень на свою рыбью голову все больше из категории добычи переходит в категорию трофея. Иными словами, его часто ловят не для того, чтобы есть, а для того, чтобы похвастаться.

Вылавливание особей больше 60 см в больших количествах на одном месте приводит к полной потере потенциала воспроизводства данной популяции. По этой причине рыба вымирает не сразу по всей площади своего ареала, а по отдельным рекам и озерам, то есть там, где рыбаки проявляют особое упрямство – неразумное и нерациональное.

Нерест у тайменя, как и у всех рыб холодных регионов, начинается весной. Интересно, что в это время половозрелые особи меняют свою серебристую окраску, которая маскирует их в прозрачных водах, на яркие медно-красные оттенки. В этот момент, когда серебристый обычно хищник становится “красной щукой”, он прекрасно виден всем охотникам за рыбьим телом. Однако приходится рисковать, потому что самцы и самки должны найти друг друга как можно быстрей. Отметав икру, особи быстро меняют красный цвет на обычный. После этого они опять сливаются с цветовой гаммой горной реки.

Икра тайменя хоть и от крупной рыбины, но имеет небольшие размеры – не более 5,5-6 мм. Молодые самки способны откладывать не более 10-15 тысяч икринок за раз. Те, кто постарше, способны метать икры в 2 раза больше.

Таймень, обитающий в больших горных реках, считается “акулой” этих вод

Для совершения таинства икрометания самки поднимаются в верховья рек и строят там гнезда из чистой гальки. В этом укромном месте икра лежит около месяца. Мальки быстро растут и к концу лета приплывают туда, где обитают все взрослые особи.

Питаются малыши преимущественно беспозвоночными животными, которые обитают в воде или падают на ее поверхность. Через несколько дней молодые хищники уже способны гоняться за мальками других рыб.

Проблемы тайменей

Рыбаки знают, что добыть тайменя – это большая удача. Это мнение сформировалось не от того, что добыть его очень сложно. Просто представителей этого рода становится все меньше и меньше. Выше описано несколько причин сокращения численности вида. Однако перечень проблем гораздо обширней. Они состоят в следующем:

  1. Чрезмерный вылов. Особенно опасен для популяции вылов взрослых половозрелых особей. Не помогает и модная сейчас традиция выпускать добычу, вытащив из нее крючок. Дело в том, что рыболовный крючок наносит рыбе настолько сильные повреждения, что она после такого “милосердия” умирает от голода и ран. Мелкая травмированная рыбка обычно быстро становится жертвой более удачливых здоровых особей, а крупная, на радость ее многочисленных жертв, долго не может есть. Часто в раны от крючка попадает инфекция, что вызывает нагноения, и рыба погибает от болезней. Так что решить проблему чрезмерного вылова может только регламентация добычи этого вида.
  2. Вода в водоемах, пригодных для обитания, сильно меняется под воздействием деятельности человека. Трансформация температурного режима водоемов происходит по причине потепления климата. Изменение среднегодовой температуры воды хотя бы на 0,5 градуса может серьезно сказаться на состоянии популяций. К потеплению воды приводят и лесные пожары. Черное пепелище, не закрытое тенью от деревьев, способствует прогреванию почвы, с которой в реку стекает теплая вода.
  3. Пожары и другая хозяйственная деятельность меняют PH воды. Она становится не только нейтральной, но и щелочной, что плохо сказывается на состоянии популяции всех лососевых.
  4. Таймень – обитатель олиготрофных водоемов. Вода в них бедна организмами, производящими органику. Организмы тайменей, ленков, хариусов и форелей приспособлены к жизни именно в такой воде. В результате антропогенной деятельности (земледелие с обилием удобрений, создание водохранилищ ГЭС с большим количеством разлагающейся органики и т. п.) олиготрофные водоемы становятся эвтрофными. В первые годы после этого процесса большинство организмов погибает от недостатка кислорода. Одними из первых погибают рыбы, адаптированные к условиям олиготрофных водоемов.
  5. Добыча полезных ископаемых, особенно золота, по руслам рек делает воду мутной, меняет ее физические и химические свойства, разрушает нерестовые ямы тайменей. Все это приводит даже не к уменьшению поголовья рыб этих видов, а к полному их исчезновению.
  6. Загрязнение водоемов стоками промышленных предприятий сильно меняет свойства воды, что сказывается на видовом составе данных биоценозов. В результате “красная щука” сменяется настоящей щукой, которая менее привередлива в выборе водоемов и условий среды и, конечно, менее ценна.

Этот далеко не полный перечень проблем самой большой рыбы холодных олиготрофных вод говорит о том, что в ближайшее время тайменей всех видов будет становиться все меньше. Мало того, скоро от заклинания «ловись, рыбка, большая и маленькая» останется только последнее слово.

Эволюция, конечно, дама изобретательная. Если люди не дают размножаться большим особям, то размножение уже наступает у экземпляров меньших размеров. Измельчение особей – явление повсеместное. Так что и таймень скоро будет рыбкой маленькой.

Икра тайменя фото

Многие популярные и известные виды аквариумных рыбок — харациновые. Это большое и разнообразное семейство демонстрирует широкий диапазон адаптации к различным условиям в пресной воде.

Большинство видов обитает в реках Центральной и Южной Америки, некоторые — в Северной Америке и в Северной Африке. Эти рыбы многообразны: у некоторых тело высокое и сжатое с боков, у других удлиненное или округлое. У самцов есть крошечный крючок на кончике анального плавника, а у некоторых видов и на других плавниках. Это весьма полезное приспособление для спаривания доставляет неудобства харациновым в другом: даже небольшой самец может зацепиться за самую мелкую сеть.

В отличие от карповых, харациновые имеют зубы: наиболее впечатляющий образец — это знаменитая пиранья. Не у всех видов такие большие зубы, у многих они меньшие, но более многочисленные. Эти рыбы, вероятнее всего, плотоядные и питаются организмами меньшими, чем они сами. В аквариуме они предпочитают живую пищу — дафний или тубифексов. Между спинным и хвостовым плавниками у харациновых есть маленький мясистый жировой плавник без плавниковых лучей (эта черта присуща и лососевым). Назначение его не ясно.


Тетра кровавая (Hyphessobrycon callistus)

Небольшое количество харациновых не соответствует стандартному образцу: у них отсутствуют жировой плавник и зубы. При размножении харациновых в неволе (а это трудная задача) им нужно давать живую пищу. Рыбы, выращенные в течение нескольких поколений в неволе, обычно менее впечатляющие, чем их дикие сородичи. В аквариуме меньшая конкуренция, поэтому потребность в яркой окраске уменьшается и порода постепенно становится внешне менее привлекательной.

И все-таки рыб предпочтительнее размножать в неволе, чем постоянно отлавливать в дикой природе. Это полезно для окружающей среды, к тому же отсутствует риск занести инфекцию из реки.

Тетры — наиболее популярные виды в этом большом семействе. Существует только два рода — Hyphessobrycon и Неmigrammus, относящихся к настоящим тетрам. Однако большинство других небольших харациновых также получили такое название.

Большой амударьинский лжелопатонос (Pseudoscaphirhynchus kaufmanni)

Мы — в Московском зоопарке. В большом круглом аквариуме с постоянным током воды вяло перемещаются по течению маленькие сибирские осетры: кажется, что сами они в движении вовсе не участвуют. А что это за рыбы? Медленно, круг за кругом, скользят они навстречу осетрам. С первого взгляда они очень похожи на них. Но если посмотреть на рыб сверху, то сразу станут заметны отличия: если у осетров рыло острое, то у этих рыб оно широкое, уплощенное — лопатообразное. За такую форму рыла назвали этих рыб лопатоносами.

Отличаются лопатоносы не только формой рыла. У всех осетров на верхнем крае кожистой жаберной крышки есть маленькое отверстие, отсутствующее у лопатоносов. Это — брызгальце, рудиментарное (недоразвитое) дыхальце, при помощи которого вода всасывается в полость глотки. За эти отличия лопатоносов некоторые ученые выделяют в особое подсемейство семейства осетровых.

Обитают лопатоносы в Северной Америке и у нас, в бассейне Аральского моря. Лопатоносы, населяющие воды Миссисипи, несколько отличаются от наших и составляют особый род — американские лопатоносы. Наших лопатоносов с коротким хвостовым стебельком, покрытым разрозненными небольшими пластинками, называют лжелопатоносами или аральскими лопатоносами. Все лопатоносы — пресноводные рыбы. В море они никогда не выходят.

Как же получилось, что такие близкие между собой американские и аральские лопатоносы оказались разобщены не только многими километрами суши, но и водами Атлантического океана, преодолеть которые пресноводные рыбы не в состоянии?

Свет на этот вопрос проливает гипотеза движения континентов немецкого геофизика А. Вегенера.

Уже давно ученые обратили внимание на сходство очертаний западного берега Африки и восточного берега Южной Америки. Если совместить их границы, получится картина, сходная с совмещением двух кусков разломанного пирога, когда выпали лишь крошки. Ученые поняли, что это не случайное явление.

Вегенером же была разработана концепция гипотетического движения континентов. Он предложил реконструкцию единого праматерика — Пангеи и процесса его распада. Эта реконструкция во многом совпадает с современными предположениями.

Итак, давным-давно на нашей планете существовал единый массив суши — праматерик Пангея. В результате сложных процессов в верхней мантии Земли этот единый материк постепенно распадался на отдельные части — континенты, со временем раздвинувшиеся на значительные расстояния. Этот процесс движения континентов, начавшийся невероятно давно, продолжается, по мнению некоторых ученых, и в наши дни. Но сейчас нас интересует эта проблема только в связи с эволюцией осетровых рыб.

Мы уже говорили о том, что предки осетрообразных рыб появились около 200 — 300 млн. лет назад. По-видимому, «отхождение» Европы от Северной Америки началось в сантонский век верхнего мела, около 80 млн. лет назад. Следовательно, где-то на временном отрезке в 220-120 млн. лет мог возникнуть общий пресноводный предок американских и аральских лопатоносов, расселившийся по водоемам соединенных между собой Северной Америки и Евразии.

С конца мелового периода, когда появились первые беззубые птицы, вымирающие древние ящеры динозавры и плезиозавры сменились на суше настоящими млекопитающими, а в морях исчезли древние моллюски аммониты и белемниты, эволюционные пути лопатоносов Америки и Евразии разошлись. Область их распространения сильно сократилась. Попав в разные условия существования, эти формы претерпели ряд изменений и за 80 млн. лет стали так отличаться, что ученые-ихтиологи ихтиологи единогласно считают их разными родами.


Большой амударьинский лжелопатонос (Pseudoscaphirhynchus kaufmanni)

Вернемся в зоопарк к аквариуму и присмотримся к скользящим навстречу друг другу рыбам. Сравнивая осетров и лжелопатоносов, мы увидим еще одну особенность последних: верхняя лопасть хвоста вытянута у них в длинную плетевидную нить. Такая нить, однако, есть не у всех лжелопатоносов. Перед нами в аквариуме большой амударьинский лжелопатонос, обитатель Амударьи. В прошлом он встречался на всем протяжении этой реки, а также в низовьях, ее притоков: Пянджа, Вахша, Кафирнигана, Сурхандарьи и Кзыл-Су. Иногда он попадался и в солоноватой воде залива Талдык в дельте Амударьи и возле устья.

Амударьинский лжелопатонос — обитатель текучих мутных вод, никогда не встречается в озерах, а в реках предпочитает неглубокие прибрежные участки русла с песчаным или каменистым грунтом и участки близ островов. Взрослые особи питаются в основном рыбой: гольцами, молодью усача, чехони, остролучки и других карповых рыб. Пищей служат также икра рыб, личинки и куколки хирономид и другие донные беспозвоночные, которыми в основном и питается молодь лжелопатоноса.

Большой амударьинский лжелопатонос — самый крупный вид рода. Он достигает в длину 82 см с хвостовой нитью и 58 см без нити. Известны экземпляры с массой 2,5 кг. Различают 2 его формы: крупную и мелкую. Самцы созревают на год раньше самок.

Размножается большой амударьинский лжелопатонос весной, в марте апреле, при температуре воды 14-16° С. Для нереста рыбы идут на крупнозернистые песчаные и каменисто-галечные отмели в русле реки с глубиной до 1,5 м и быстрым течением. В зависимости от размеров тела самка откладывает от 990 (у мелкой формы) до 37 тыс. икринок.

Личинки приспособлены к жизни в струях сильного донного течения. Постепенно молодь раннего возраста скатывается в нижнее течение реки и держится здесь, в русле, несколько ниже, чем взрослые. У молоди хвостовой нити нет, иногда она отсутствует и у некоторых взрослых рыб.

Раньше большой амударьинский лжелопатонос считался ценным объектом промысла. После сооружения Тахиаташской (1974) и Туямуюнской (1980) плотин, которое привело к резкому изменению гидрологического режима Амударьи, в нижнем течении реки лопатонос практически исчез. Более или менее благоприятные условия для жизни и воспроизводства этого вида сохранились в основном выше теснины Ильджик (район г. Чарджоу), но и здесь его запасы еще раньше были подорваны браконьерством. В настоящее время как редкий эндемичный вид, ареал и численность которого сильно сократились, большой амударьинский лжелопатонос занесен в Красную книгу СССР и Красные книги Узбекской и Таджикской ССР. Вылов его повсеместно запрещен.

В Московском зоопарке были предприняты эксперименты по содержанию в аквариумах большого лжелопатоноса. Был сконструирован специальный аквариум с проточной фильтрующейся водой, позволяющий удалять продукты биологического обмена. Именно здесь мы и увидели живых лопатоносов. Шел второй эксперимент.

В первом все рыбы погибли из-за некачественного корма: попавшие в Москва-реку стоки какого-то предприятия отравили рыб зоопарка, съевших корм, выросший на этих стоках. Во втором эксперименте рыбы жили уже долго и от них рассчитывали получить потомство. К сожалению, и эта попытка успехом не увенчалась.

Лопатоносов нужно сохранить их в естественных условиях. Сейчас делаются попытки охраны большого амударьинского лопатоноса в заповедниках Бадай-Тугай, Кызылкумском и Тигровая балка. Кроме этого, необходимо выявить участки реки, где этот вид встречается в наибольшем количестве, и создать там специальные заповедники или заказники. А для предотвращения гибели рыб в оросительных системах нужно совершенствовать рыбозащитные устройства ирригационных сооружений. Попытки искусственного разведения также следует продолжать, но для этого надо прежде всего изучить биологию вида и его требования к условиям среды на разных этапах жизненного цикла.

Вселение вида в новые места или в области, где он жил раньше, но по разным причинам исчез, требует чрезвычайной осторожности. Дело в том, что можно не только проделать впустую большую и дорогостоящую работу (вид в новом месте не приживется), но и нарушить уже существующее в сообществе организмов равновесие между видами, изменить их пищевые отношения. В результате некоторые местные виды окажутся вытесненными. В некоторых случаях возможна и гибридизация гибридизация близкого местного вида с вселенцем. К сожалению, примеров неудачной акклиматизации довольно много. Вот один из них.

Погода и рыбы

Научное предсказание погоды ведется сравнительно недавно. Раньше погоду чаще всего предсказывали, пользуясь приметами. А ведь многие приметы, особенно связанные с поведением животных, не потеряли своего значения и сейчас.

Очень хорошо чувствуют изменения погоды рыбы. Некоторые из них настоящие живые барометры. Вьюн, голец, линь, долго живущие в аквариуме, перед наступлением ненастья начинают беспокоиться и поминутно поднимаются на поверхность.

В Японии чуть ли не в каждом доме содержат в аквариуме рыбок-метеорологов. Они безошибочно предсказывают наступление шторма, грозы, бури. Их прогнозами пользуются рыбаки, моряки, сельские труженики.

Как только приближается ненастье, в наших озерах и реках выходят на поверхность и бурно плещутся сазан и сом.

Почему же рыбы так поступают? Попробуем объяснить.

При изменении давления изменяется влажность воздуха. Она увеличивается прежде всего в верхних слоях атмосферы, поэтому насекомые опускаются ближе к поверхности земли — здесь воздух пока еще сух.

На основании этого сторонники биологической теории делают вывод: перед непогодой рыбы выходят на поверхность, чтобы полакомиться насекомыми.

Но ведь рыбы, поднимающиеся на поверхность перед дождем — сом, сазан, вьюн, — насекомых не едят. Значит, дело вовсе не в насекомых.

Может быть, правы те, кто утверждает, что изменение атмосферного давления отражается на «самочувствии рыб»? По их мнению, при скачках барометра изменяется давление и в пузыре рыб, это сказывается на их поведении: сначала рыбы беспокоятся, а затем становятся вялыми и перестают кормиться. Но подобное объяснение тоже малоубедительно. Ведь рыба даже при незначительном перемещении в толще воды по вертикали испытывает куда большие изменения давления, чем при самых резких барометрических скачках. Это легко проверить.

Возьмите стеклянную цилиндрическую банку такого диаметра, чтобы на нее можно было плотно натянуть половину футбольной камеры с соском. Поместите в банку рыб: гольцов, вьюнов или любых других, которые так или иначе реагируют на изменения погоды. С помощью водоструйного насоса и резиновой груши попробуйте уменьшить или увеличить в банке давление. Оказывается, изменение давления на 40-50 миллибар никак не отражается на поведении рыб. Они по-прежнему будут вести себя спокойно и с аппетитом есть мотыля или другую обычную для них пищу.

Значит, рыбы-барометры ощущают не непосредственно давление, а какие-то другие изменения в атмосфере. Какие же?

При изменении погоды меняется влажность воздуха. Могут ли рыбы, находясь в воде, ощущать изменения влажности? Безусловно, нет. Но ведь в атмосфере могут быть изменения, о которых мы подчас и не догадываемся, а рыбы их учитывают. Вот один из примеров. Рыбаки знают, что задолго до наступления шторма рыба отходит от берегов и скрывается в глубинах моря. Как же она предчувствует приближение бури? Ученые долго ломали над этим голову и наконец пришли к следующему выводу: при сильном ветре воздух, ударяясь о гребни волн, то сжимается, то расширяется, в результате возникают инфразвуки: ухо человека их не воспринимает, а рыбы улавливают. И так как инфразвуки распространяются во много раз быстрее ветра, то рыбы заранее узнают о приближении шторма.

Это своеобразный оборонительный рефлекс, — ведь если рыбы своевременно не уйдут на глубину, прибойная волна выкинет их на берег.

Возможно, что при перемене погоды в атмосфере возникают и другие неизвестные нам явления, которые рыбы отлично улавливают.

Очень влияет на образ жизни рыб ветер. При изменении ветра обычно меняется и температура воздуха. Северный и северо-восточные ветры в нашем полушарии, как правило, вызывают похолодание. Понижение температуры воздуха ведет к охлаждению воды в водоемах, и рыбы на это реагируют по-разному.

Как известно, каждый вид рыб наиболее интенсивно питается в определенном промежутке температур. Предположим, что температура воды в водоеме была 15 градусов. Но вот подул северный ветер, похолодало, и температура воды понизилась до 10 градусов. Что при этом произошло? Улучшился жор форели, а окуня и щуки ухудшился.

Особенно неблагоприятно сказывается похолодание на теплолюбивых рыбах — карасе, карпе, лине, сазане, они вовсе перестают кормиться. Холодолюбивые же — налим, палья, не кормившиеся до похолодания, выходят на мелкие места и начинают кормиться более энергично.

Ветры западного и восточного направлений в различных географических точках вызывают различные изменения температуры и по этой причине по-разному сказываются на поведении рыб.


Цихлида акара

Иногда изменения в поведении рыб наступают раньше, чем происходят какие-либо перемены в окружающей рыб среде. Это объяснимо. У рыб мог выработаться рефлекс на изменение в направлении движения волн, поверхностных течений, направления ветра, которые влекут за собой изменения и в размещении пищевых запасов.

Часто ветер влияет на поведение рыб независимо от того, откуда он дует.

Летом в некоторых водоемах не хватает кислорода. Ветер содействует перемешиванию различных слоев воды, и содержание кислорода в воде увеличивается. Очевидно, что в жаркое время года в водоемах, страдающих недостатком кислорода, после ветров любого направления активность рыб увеличивается.

На отдельных участках водоема ветер может наоборот создать неблагоприятный кислородный режим. Предположим, что во время «цветения» воды ветер нагонит в какую-нибудь заводь много водорослей. Вначале это не скажется на содержании кислорода, но как только водоросли начнут отмирать и потреблять кислород на гниение, его количество в заводи резко уменьшится — и рыбы уйдут.

Если у прибойного берега дно илистое, то волна вымывает из ила личинок различных насекомых, которые привлекают сюда леща, сазана и многих других рыб. И наоборот, если дно у прибойного берега каменистое или песчаное, да к тому же лишенное водной растительности, то мелкой рыбе держаться здесь трудно: она уходит в затишные места, а за нею уходят и хищники.

В озерах ветер создает различные течения. Они меняются с изменением его силы и направления. Поэтому естественно, что перемещение рыб в озерах с глубины к берегам и обратно чаще всего связано с направлением течения. Как известно, рыбы охотнее движутся против течения, и подход к берегу придонных рыб скорее можно ожидать при ветре, дующем с озера, а подход обитающих в верхних слоях воды — при береговом.

Интересные миграции судака и сома наблюдаются в гирлах Азовского моря. При ветре, дующем с моря, в гирла поступает соленая вода, и вместе с ней поднимается судак. Сом избегает морской воды и, когда вода в протоках становится солоноватой, уходит в лиман. Если же ветер дует с лимана и вода в протоке становится пресной, судак возвращается в море, а сом входит в проток.

В реках всегда много изгибов, и на различных участках ветер будет дуть то с берега, то вниз по течению, то вверх.

На каких участках лучше искать рыбу зависит от вида рыбы, рода ее пищи и образа жизни в данном водоеме. Например, голавля, форель, хариуса в летнее время целесообразнее искать у подветренного берега: ветер сдувает с растущих на берегу деревьев и кустов множество насекомых, и рыбы охотно собираются в таких местах.

У затишного берега находит себе приют рыбья молодь, а где много мелочи, можно ожидать и хищников.

В устьях больших рек (например, в Неве) ветер, дующий против течения, вызывает подъем воды и ослабление течения. Это способствует заходу в реку окуня, судака, леща. В верховьях Невы ветер того же направления задерживает приток воды из Ладожского озера, река мелеет, и рыба уходит на новые стоянки.

Ветры и дожди могут вызвать прибыль или убыль воды. Это по-разному сказывается на поведении рыб.

Если прибыль воды вызывает значительное помутнение, то жор обычно ухудшается, так как взвешенные в воде твердые частички засоряют жабры и затрудняют дыхание рыбы.

Изменению лунных фаз издавна приписывали большое влияние на погоду и поведение животных и растений. Существовало мнение, что молодой месяц должен обязательно обмыться, что полнолуние разгоняет облака и т. д. Подобные приметы научно не обоснованы. Изучение притяжения воздушных масс луной показало, что эти величины ничтожны и никакого влияния на погоду оказать не могут.

Противоречивы и приметы рыболовов. В одной местности считают, что рыба лучше всего ловится в новолуние, в другой — в полнолуние, а в третьей — в те фазы, в которые происходило икрометание рыб.

В некоторых зарубежных странах полагают, что луна и ее фазы оказывают большое влияние на питание рыбы. В Америке на этом основании составлены таблицы, по которым якобы можно определить, в какой день рыба будет ловиться хорошо, в какой плохо. Похожие таблицы распространены в Финляндии. Согласно финским данным, рыба будет лучше всего ловиться в часы наивысшего стояния луны.

Известно, что притяжение луны вызывает в морях и океанах приливы и отливы, поэтому там фазы луны могут иметь определенное влияние на поведение рыб.

Но во внутренних водоемах притяжение луны не вызывает сколько-нибудь заметных изменений в среде, окружающей рыб, и потому трудно предположить, что фазы луны могут оказать влияние на их поведение.

В таблицах, составляемых за рубежом, не учтено главное-вид рыбы, а ведь известно, что время активного жора рыб не одинаково у всех рыб: две-три недели после нереста щука совершенно не питается, а язь в это время активно схватывает приманку; в середине лета наступает лучшее время ловли жереха, а налима в теплой воде не поймаешь и т. д.

Однако предки некоторых речных рыб когда-то жили в океанах, и поэтому не исключена возможность, что у них вследствие атавизма сохранилась привычка интенсивнее питаться в ту или иную лунную фазу. Доказано также, что поляризованный лунный свет может влиять на деятельность животных. Например, черви палоло появляются на поверхности моря в первое весеннее новолуние. Рыбки грюньон подходят к берегам метать икру в часы наибольшего притяжения луны, а многие орхидеи цветут только в определенные лунные фазы. Для того чтобы достоверно сказать, как влияет на поведение рыб и других животных луна и изменение ее фаз, необходимо детальное изучение этого вопроса.

Литература: Сабунаев Виктор Борисович. Занимательная ихтиология, 1967

Таймень обыкновенный (Hucho taimen) (2)

Борьба кипела не менее получаса, но победа стоила труда и пораненных рук. Таймень оказался длиной 110 сантиметров. Напоминанием об этом стала запись в дневнике: «В желудке, кроме рыбы, оказались две большие дальневосточные полевки, землеройка-кутора и молодая утка-каменушка».

…Вспомнился мне рассказ знакомого нанайца: «Смотрю — крохали в заливе! Я — к ним. Подкрадываюсь. «Тулку» приготовил. Только примостился целиться, как там будто бомба взорвалась. Было в стае шесть уток, а улетело пять… Думал, выдра. А вечером в сетку на устье того залива запутался большой дзели (таймень. — С. К-). А в пузе — крохаль».

Но каков все же стол тайменя? Тогда — на Хору и следующим годом на Бикине распотрошил я шестнадцать трофеев. И удивился: рядовые (с округлением — метровые) таймени с весны до осени питаются обыкновенной сорной мелюзгой — пескарями, синявками, гольянами, корюшкой, чебаками и чебачками, по массе со-ставляющими от 75 до 90 процентов всего употребляемого продукта. Остальная малость пришлась на налимчиков, коньков, касаток, харьюзят. Обнаруживались, кроме рыб, мыши, полевки и землеройки; раки, моллюски и лягушки. Даже насекомые. И лишь более крупные экземпляры наслаждались ленками-маломерками, жерешками, конями, хариусами, хотя не гнушались и обыкновенной мелюзги. Да что там, они не отказывались также от слепня, стрекозы, мотылька.

А чем же питаются таймени в ледовое время, уже переселившись в Амур и его широкие, тиховодные притоки? Истребляют ли моего любимого карася? Ведь пишут же знатоки, что способен этот хищник заглотить жертву, длина которой составляет 30-40 процентов его собственной! И оказалось, что он карасем действительно не брезгует, только составляет последний шестую часть всего его амурского рациона. Гораздо больше исчезает в его утробе чернобрюшек, востробрюшек, пескарей, коней, чебаков. Любит он разговеться сочной жирной миногой.

Не удивительно, что как представитель лососевых таймень смахивает на кету, горбушу и других и внешностью, и многими элементами поведения, в том числе нерестового. И в самом деле: на сотни километров упорно поднимается в те же верховья рек и ключей, что и кета, и так же сильными ловкими прыжками форсирует пороги и водопады, и тоже на брюхе переползает очень мелкие перекаты, судорожно извиваясь и оголяя спину свою, а то и бока. Только не стаями идет он — одиночками или парами. И не осенью, а весной. Икру часто откладывает в тех же протоках и ключах, откуда совсем недавно уплыли кетовые малявочки. Так же хвостом и животом устраивает гнезда-ямы в гальке с песком глубиной до полуметра и так же старательно зарывает их. Икра тяжелая, крупная, яркая… В самке ее созревает от 10 до 35 тысяч штук, чаще всего немногим больше 20 тысяч.

Но кета, оставив потомство, стережет свои бугры до последнего издыхания. Таймень же, изрядно отощав, сплывает неспешно до глубоких ям и омутов, соседствующих со стремительными потоками, шумными перекатами, спокойными плесами да тихими мелководными заводями, где и «отаборивается» до осени, усиленно питаясь.

Днями наш властелин горных рек обычно отстаивается, укрывшись под топляками, за большим камнем, в нижних слоях бревен древних заломов… В нишах под корчами, в корнях. Дремлет вполглаза, не упуская из виду ни то, что рядом, ни водную гладь вверху. Как только беспечно приблизится какая рыбка, следует бросок — и этой рыбки нет. Правда, если упал на воду мотылек и забился, погибельно намокая, таймень еще подумает, стоит ли игра свеч.

А на зорях активно жирует. Охотник он великолепный, «голодный паек» ему не свойствен, и потому упитан он что сом. Только большая часть жировых накоплений у него в мясе да на внутренностях, а не на спине под кожей.

Но какова же судьба отложенной и зарытой тайменьей икры? Ее развитие идет по всем тем же законам природы: в определенное время выклевываются личинки, потом они превращаются в мальков и сами начинают искать свою пищу: насекомых и их личинок, бокоплавов, моллюсков. Едят много и жадно, растут быстро. Десятисантиметровый серебристый годовичок обликом совсем похож на родителей, только в отличие от них он украсился темными поперечными полосами.

Он уже умеет промышлять всякую рыбью мелкоту, причем промышляет старательно. Ко второму году он в два раза длиннее, масса составляет 160-200 граммов. Еще через 2-3 года он почти полуметровый и уже во всем взрослый и предпринимает дальний нерестовый вояж в верховья рек.

Созрел, но и дальше растет. И всю жизнь расти будет, в первую дюжину лет ежегодно прибавляя примерно по дециметру: в пятилетнем — где-то чуть больше полуметра, в десятилетнем — немного за метр. Двенадцатилетний имеет около 120 сантиметров и 20-24 килограмма. Но на второй дюжине лет темпы линейного годового прироста снижаются до 6-7 сантиметров, и в этом уже почтенном возрасте рыбища не столько удлиняется, сколько жиреет и утолщается. Те, кому посчастливилось дожить до тридцатилетия, за восемнадцать последних лет подрастают всего на две трети, зато утяжеляются в 3-4 раза.

…С годами таймени набираются жизненного опыта. Бойкая задиристость и наглость дополняется у них осторожностью, предусмотрительностью. Впрочем, у каждого могут быть и какие-то свои особенности. Одинаково у всех лишь стремление к светлым и холодным струям. Нет для них места краше горной реки. Всякие карасиные неудоби этой рыбе совершенно не подходят.


Таймень обыкновенный (Hucho taimen)

И вот тут-то настало время вернуться к вопросу о «социальных» отношениях в тайменьих популяциях. Тяга к собратьям ослабляется с возрастом — мальки шастают солидными стайками, «подростки» хотя и не густо, но еще табунятся, те среднеразмерные, которых ловил Шипицын, обживают свои ямы с охотничьими владениями вокруг них группами по четыре-шесть особей, ну а 20-30-килограммовые держатся уединенными парами. Не терпят себе подобных полутораметровые особи, не говоря уж о более крупных.

Но великанов не просто найти, еще труднее «посадить» на острый стальной тройник. Одолеть и вытащить такого — все равно что убить из лука свирепого вепря или заарканить мустанга. Честь тому рыбаку и слава! Не меньше часа провозится он, руки изобьет и окровянит, весь измотается… Одна рыбацкая душа воспаряет в самое небо и там ликует… Часто, однако, ликование оказывается преждевременным и разбивается вдребезги… Но горькая досада стократно возмещается светлыми и трепетными пожизненными воспоминаниями.

Однако в больших ямах и омутах иногда собирается до десяти, даже двадцати громадных тайменей. Особенно перед ледоставом, когда шумит по реке шуга, а в глубоких местах с просветленной голубоватой водой образуются стекольно-прозрачные ледяные забереги. Впрочем, летом тоже иногда таймени состаиваются. Но это не стаи в полном смысле слова, ибо всяк в такой группировке — сам по себе. Просто каждому из них позарез нужно быть именно в этом месте. В конце концов, не так уж много глубоких, удобных для охоты ям в горных реках, — это вам не Амур.

…Обитает в Амуре и почти во всех его притоках мелкая рыбешка — речная малоротая, или малая, корюшка. Родня того знаменитого огуречника, который живет в море, а на нерест невысоко поднимается в Амур густыми косяками.

Малая же корюшка в пресных водах держится всю свою короткую и непритязательную, в норме двухлетнюю, жизнь, однако к нерестовым местам и обратно совершает довольно протяженные миграции. Идет вдоль берега горных рек длинными — иной раз километровыми — жгутами. Сачком начерпать ведро — дела на несколько минут. Можно и полюбоваться этими лилипутиками: в указательный перст размером, бока серебристые, спина желтовато-зеленоватая, в чешуйках с ювелирной пятнистой каемочкой. И тоже попахивает огурцами.

Взрослые обычно нерестятся на галечниковом грунте пойменных озер и впадающих в них мелких рек. Где-то недалеко от Амура. А после нереста идут скопом в холодноводные реки. Осенью точно таким же образом кочуют по течению к озерам в низовья крупных рек. Невелика рыбешка, а еще меньше изучена она по сей день.

Так вот. Когда движутся эти бесконечные жгуты малой корюшки, таймени, а заодно и прочие хищники от жадности славно пьянеют. Пять-десять дней проходит эта лакомая рыбка через тайменьи вотчины. В такое время все речные тигры, волки, рыси, лисы и прочее спешат на пир. Жрут денно и нощно. И в пору этого фантастического массового жора блесну хватают тоже без раздумий.

Довелось мне однажды быть свидетелем, как знакомый удэгеец на Бикине июньской благодатью с берега, в десятке метров от своего охотничьего зимовья, за пару дней вытащил спиннингом пятнадцать больших тайменей, и пять из них были длиннее метра, а один — полутораметровый. А еще над его коптильней созревало полсотни добрых ленков…

Вот я по сей день и ломаю голову: или те полтора десятка тайменей жили в яме около единственного в том месте залома, или же стаями шли за неспешно мигрирующей корюшкой.

Как многое из биологии даже самых популярных рыб нам неизвестно! Любознательные рыбаки, правда, могут знать и такое, что не добыть еще ни в каких научных исследованиях. Оттого-то для вдумчивого охотника со спиннингом всякая новая рыбалка становится особенно интересной. Волнующей.

Забрались мы как-то с нанайцем Сергеем Ахтанкой к верхнему притоку Бикина Зеве. Коварная, порожистая, очень опасная река. Перекаты с торчащими из ледяного кипятка смертоносными белоклыкими камнями беснуются один за другим. Могучий поток с яростным ревом остервенело бьет то в одну каменную стену, то, круто и зло изогнувшись, в другую. Между скал большие и малые шумные волны несутся бесконечным караваном испуганных верблюдов, а над ними носятся долгие-долгие ревы, стоны и рыдания эха.

…Кажется, пронесло, слава тебе господи. Успокоилась Зева, растеклась зеркальным плесом вроде озера. Сдержанно рокочет за поворотом. Но… спереди уже доносится гул нового водоворотного ада. Вскоре рев раздается совсем близко. Сопки вплотную надвинулись, небо опустилось, вода засвинцовела и зарябила.

Впереди видно: река упирается в широченную скалу от берега до берега и под ней вроде бы проваливается в преисподнюю. Нас несет прямо на скалу, мы глохнем, а лодку швыряет словно высохший дубовый листик, и трудно ею управлять, и не сообразишь, куда нацелить. Назад? Но поздно, не развернуться между камней. В голове мелькает обреченное: все, хана… Но впереди справа ударил в глаза зеленовато-голубой просвет, приходится мгновенно толкать руль вправо на борг, выворачивать ручку акселератора мотора до упора, и только потому успевает лодка проскочить совсем рядом с чудовищным волнобоем потока, всей своей мощью обрушившегося на скалу… А через несколько мгновений рев и грохот остаются за кормою, и лодка опять устало качается на невозмутимо просторном плесе… А мы молча тянемся за сигаретой. И думаем: с этой стихией только тайменю и совладать.

…Едва не опрокинувшись на свирепом перекате, мы причалили к небольшому уголку галечной косы, неведомо как намытой у выпершей из-за поворота скалы. А рядом оказалось громадное улово. Оно было под высокой стеной базальта, отвесно уходящей под воду. Немного выше этой скалы река, разбившись о несокрушимую твердь, круто загибала свой поток к другому берегу, лишь рикошетно задев то улово. В нем вода медленно и тяжело шла по охватистому кругу, а у самой скалы течение становилось обратным.

Таймень обыкновенный (Hucho taimen)

За особо крупные размеры и хищный уединенный образ жизни таймень зовется речным тигром. В Амуре ловили тайменей весом до 60-80 килограммов. Активен круглый год, живет в чистых холодных водах. С весны придерживается горных рек, осенью спускается в Амур и низовья его крупных притоков. Икру откладывает в родниковых ключах и протоках в апреле — мае. Созревает к пятому-шестому году, имея полуметровую длину тела. Доживает до 30 лет, причем безостановочно растет…

Познакомился я с тайменем еще в детстве. На Тунгуске. По осеннему перволедью. Блеснил щуку, попадались сиги. И вдруг подцепилось такое могучее чудище, что оторопел я и не то в волнении, не то в испуге крикнул о помощи. Вытаскивал его из лунки дед Храмов — мой старый добрый наставник, и вытаскивал долго, и здорово помог его ухватистый хитроумный багорик. А потому мой первый таймень не высек в памяти ощущения борьбы с ним. Но налюбовался я на него вдоволь и рыбацкое самолюбие удовлетворил вполне, хотя было в том чудище, как помнится, не более метра с четвертью, а весил он, что выяснилось уже дома, 26 килограммов.

Рядом на льду замерзали крупные щуки, стыли полуметровые сиги, но глаза приковывал к себе мой первый таймень. Не скажу, что любовался я тогда его красотой, а вот мощное брусковатое тело и лобасто-зубастая голова той рыбы запечатлелись в памяти навечно.

Позднее мне не раз приходилось выволакивать на лед тайменей, но обычно маломерок — покороче метра. Фарта» не было. Но наконец весной 1945-го, когда мне оставалось рыбачить на реке своего детства всего несколько последних месяцев, мою блесну взял такой верзила, что пришлось его осиливать «колхозом», спешно расширив лунку.

Сначала я решил, что зацепилась блесна за топляк, но нет же… Редкие рывки живого из-подо льда были такими невозмутимо сильными, что при каждом из них я едва выстаивал на ногах, а при могучем потяге рыба осиливала, пригибая меня ко льду. И вдруг перестала бороться, дала подтянуть себя к лунке, расплывчато показала важную морду сквозь слой воды o- туловище в лунку не проходило. И снова ушла под лед на четверть часа… Но все же рыбацкой сплоткой мы ее одолели.

Этот трофей я запомнил куда лучше. Могучее и притом потрясающе красивое тело атлета с великолепной обтекаемостью. Голова, по длине занимающая четверть всего тела, лобастая, немного сплюснутая с боков, с большой очень зубастой пастью, причем крепкие острые зубы густо усеяли не только челюсти, но нёбо и язык. Глаза в меру большие, с выражением суровости и надменности.

И весь он был будто облачен в крепкую ратную кольчугу, по случаю близких свадеб красиво и благородно расцвеченную: спина бархатисто-коричневая, бока серебристо-зеленоватые в живописной россыпи черных крестообразных и полулунных пятен, живот с брюшными и анальным плавниками и внушительный хвост оранжево-красные, огнеперые, акварельной чистоты и яркости красок…

Оказался он «ростом» с меня — около полутора метров, весил же, по единодушному определению мужиков, два пуда и десять фунтов.

Потом лет двадцать редко имел я с тайменями дела, да, признаться, не изменял своей изначальной и непреходящей любви к карасю, и потому не завлекала меня охота на эту рыбу, которую восторженные люди именуют тигром горных рек. Бывая на тех «тигриных» реках, я больше интересовался хариусом. Может быть, за его жемчужно-блестящее, радужное очарование, возможно, и оттого, что удочку и крючок с детства предпочитал блесне, дорожке и спиннингу. Каждому свое…

Не так давно довелось мне несколько месяцев работать по сихотэ-алинскому Хору, выше села Бичевая, где река холодна и стремительна, сурова и дика. И посчастливилось как-то с директором зверопромхоза Виктором Петровичем Шипицыным две недели попутешествовать на лодке-водомете по Хору до самых его истоков и по его притоку Сукпаю — пока не зацарапала лодка по камням.

Правда, не досуже путешествовали мы, а работали: изучали леса, считали зверей, планировали промыслы… У охотоведов забот много.

А оказался мой спутник асом-спиннингистом, был он к тайменю столь же неравнодушен, как я к карасю. И за те две недели я впервые хорошо узнал, где и как живет летом «водяной тигр» да как его ловят умельцы.

Мы чаще всего останавливались у глубоких омутов под крутоярьем, особенно на резких речных поворотах, где вода могуче рыдала, бесилась и стонала, проносясь совсем рядом со спокойной многометровой глубиной, в которой угадывалась чернота камней, топляков и коряг. Не проходили мимо и угрюмых старых заломов: в ямах возле них не доставали дна самые длинные шесты. И тут Виктор Петрович священнодействовал. Сам он по себе — спокойный, выдержанный и рассудительный, душой и телом красивый мужчина, а вот спиннинг и таймени доводили его иной раз почти до транса. Но потом, успокоившись, он говаривал: разве может что-либо так снимать житейскую накипь, как рыбалка со спиннингом?

Обычно я не мешал ему и на берегу занимался своими делами, но приходилось и сидеть у руля на корме, когда орудовал он с носа плывущей по течению лодки. И наблюдал всю его технику лова, и здоровенные трофеи видел, и кое с какими сфотографировал. Но ярче всего запомнились три события.


Таймень обыкновенный (Hucho taimen)

Подкрутил было он свою блесну почти к самому борту и увидели мы, как за нею впритык спокойно плывет, лениво пошевеливая хвостом и плавниками, некое подобие красноперой акулы. Блесну она не взяла, но постояла у лодки несколько мгновений, строго озирая нас, и с величавым спокойствием неспешно погрузилась под вековой залом. Растаяла в глубине, как призрак… Старая была, опытная рыбина, изведавшая на своем веку почем фунт лиха.

Я уверен, что в том тайменище было под пару метров в длину, но для осторожности скину сантиметров двадцать, не более. Не знаю, сколько потянул бы он, но думаю — больше полуцентнера. Что за башка была у него! Что за широченная спина! Что за хвостище, ленивым махом которого он закачал лодку! Бревно! Крокодил! А какое властное очертание рта, и что за царственно грозный взгляд!

…Еще в середине нашего века авторитетные ихтиологи писали: в бассейне Амура таймени в 16-20 килограммов не составляют редкости, и даже полутораметровые не выходят из разряда обычных. Там же указывалось, что известны случаи поимки тайменей весом до 50-60 килограммов… Для полноты картины: не столь давней зимой в низовьях Амура добыли пятипудового гиганта, о чем писалось немало… Но и сам я достоверно знаю о поимке такого же великана на Бикине: видел его, трогал, удивлялся, восторгался…

И еще о размерах «красноперой акулы». Как-то ихтиологи собрали всех тайменей, составивших прилов в сетях Солонцового рыбозавода, что в низовьях Амура. Посчитали их, тщательно измерили, взвесили. И оказались они длиной от 45 до 145 сантиметров, а весом — от 5 до 36 килограммов. Математические расчеты выявили средние размеры: без сущей малости метр при 11 килограммах.

Надеюсь теперь, что моя прикидка длины шипицынского тайменя (под пару метров) не будет воспринята читателем как рыбацкая байка. Ту «акулу» Виктор Петрович не поймал: времени свободного не оставалось. Но расскажу о другом въевшемся в память случае. Бросал как-то мой таймешатник блесну на сливе шумного мелкого переката в глубокий тихий плес под скалою, где хищник любит попромышлять. Было раннее утро. Еще не ударили по воде первые солнечные веера, но алыми красками в полном безветрии уже светилась заря, высоко и звонко пел Сукпай, в алую же гладь плеса опрокинулись таежные горы с правого берега и с левого. Зеленые, кудрявые… А по речному простору резвились таймени, ловко хватая рыбью мелкоту. И так красиво и сильно резвились! Выпрыгивали из воды то пологой дугой, то «свечкой»! Заметил я, как один из этих охотников перекусил пополам выскочившего из воды конька-губаря и не стал подбирать половинки. А три других водоворотили круги, могуче били хвостами. Всякая иная рыба шарахалась, стаи разбрызгивались, панически разбегались

Такое долго помнится светло и радостно. Как детство.

…Таймень подцепился на блесну и ну выделывать курбеты! То в глубину тянул, то вдруг наперерез мощной струе летел на перекат! Там, на мели, он и сорвался. Почувствовав свободу, смастерил «свечку», потом помчался поверху глиссером — чуть ли не на брюхе, оголив лоб и темя, оставляя за собою высокие волны и пенный след. Но вот зарылся в воду, а след все равно за ним тянулся…

И вдруг начал он по своему курсу выпрыгивать, выделывая головокружительные виражи… И так все это посреди дикого таежного мира было красиво и сильно, что долго мы тянули сигареты, переживая и обдумывая увиденное и обмениваясь впечатлениями.

Но успокоился мой спутник, и снова захотел руку и душу усладить, и опять стал хлестать речку, виртуозно швыряя блесну точно в те места, где давали о себе знать таймени. Двух подсек и ловко оборол, потратив на вываживание каждого по четверти часа.

Не впервые я видел, а все же искренне любовался тяжелой, сильной рыбой, облаченной в роскошное серебро мундира, ее совершеннейшими обводами. Взвесил я их обоих и промерил: оба имели по 103 сантиметра, только один потянул 13 кило, другой же оказался на пару фунтов легче.

…И еще раз удивил меня Виктор Петрович. Повечеряли мы уже в темноте, пора бы в палатку на сон, а он берет спиннинг и цепляет вместо блесны бархатистый чурбачок с мощными тройниками с одной стороны и с другой. А мне объясняет, словно я не знаю: «Искусственная мышь. Пенопласт обтянут шкуркой с беличьих лапок. Кусочек свинца снизу для устойчивости. Плывет поверху вроде какой зверюшки. Ленок хватает, таймень. Пошли-ка к перекату, помышкуем, попытаем удачи».

Ночь была безлунной. Бархатно-черное небо ярко мерцало звездами… По шуму катушки и шлепку «мыша» воду догадывался я о забросах средней дальности и умеренной силы. Тянул рыбак обманку не спеша, и вблизи было видно, что она и в самом деле очень походит на переправляющуюся через речку крупную полевку или бельчонка.

Один заброс впустую, другой. Сразу после третьего шлепка сильно всплеснуло, тут же затрещала катушка и Петрович мой вскрикнул: «Есть! Тяжело идет!» Но то был ленок килограмма на четыре. И еще три таких же подцепилось чуть ли не один за другим. А потом падение в воду «мыша» сопроводилось таким мощным всплеском, что услышал я торопливо сказанное: «Таймень хвостом ударил». И тут же застрекотало, засвистало, зашумело в воде и на берегу. Мой рыбак забегал, замесил сапогами гальку, закланялся, «заиграл» спиннингом, то гнущимся в дугу, то вытягивающимся в одну линию с леской, со свистом режущей воду.

«Приготовь багорик! Посвети!» — принимал я возбужденные команды и тоже суетился. А катушка ревела тормозом, натужно скрипела при подмотке. То и дело она вырывалась из пальцев и разбила их в кровь. Трижды таймень подходил почти к самому берегу и показывал свою тушу, но стоило мне занести багорик, как он рвался в темень…

Похожих постов не найдено

Комментариев нет, будьте первым кто его оставит